yulianovsemen (yulianovsemen) wrote,
yulianovsemen
yulianovsemen

Про заурядный эпизод из бандитской жизни времен лихих 90-х

Очередная очень короткая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры будет посвящена совершенно рядовому случаю из практики повседневной трудовой деятельности обычного организованного преступного сообщества в 90-х годах XX века. Эта история известна мне с нескольких сторон, в том числе и от одного непосредственного участника событий, с которым мне довелось много беседовать в конце 90-х на «четвертом спецу» (официально тогда называвшемуся Специальный следственный изолятор № 4 МВД России ИЗ-48/4).

Для начала небольшая предистория: в начале 90-х небольшая группа относительно молодых уроженцев нашего небольшого провинциального городка поехала в Москву с целью, которую преследуют все «понаехавшие» - покорять столицу. Только наши земляки подошли к этому вопросу не в переносном, а в прямом смысле слова, и стали помаленьку-потихоньку отхватывать сначала маленькие, потом побольше, а в конце и просто огромные куски сфер влияния. Не обошлось и без честной конкурентной борьбы, правда, в её результате конкурентов становилось все меньше и меньше – они почему-то умирали преимущественно от разных насильственных причин. Видимо оттого, что наши земляки отличались исключительно практическим подоходом к ведению бизнеса и отсутствием сантиментов.

В общем, банда росла и процветала, и в ней, помимо прочих, участвовал некий Сережа Балаболкин – москвич, из хорошей семьи (вроде бы его отец даже был офицером Генерального штаба). Что заставило его примкнуть к элите провинциальных отморозей, для меня так и осталось непонятным. Однако Балаболкин успешно строил бандитскую карьеру, и вроде бы ничего не предвещало, как говорится.

Но в один из летних дней некий Саша Ипатьев, отвечавший в группировке за контрразведку (да-да, именно так, его даже бандиты между собой называли «зам по опер») вызвал на стрелку куда-то на окраину Москвы двоих активных сленов ОПГ: Илюху Миклушевского и Макса Верхушкина, и поставил им боевую задачу, сказав, что Сережу Балаболкина надо срочно завалить. Ипатьев объяснил, что не далее как пару недель назад Балаболкина принимали менты с «плеткой» на кармане. «Плеткой» в этой банде было принято называть пистолет, видимо на почве бытовавшей там поговорки: «Пацан без валыны – что казак без плетки». Так вот, несмотря на то, что «плетку» у Балаболкина изъяли, его продержали в отделе до утра, а потом отпустили. Ипатьев говорил, что стопроцентно Балаболкин завербован МУРом, и наверняка уже в полный рост подсвечивает мусорам. Он рассуждал логично – неужели бы МУРовцы отпустили на волю человека пусть и с «чистой», но все равно боевой валыной? Конечно, это представлялось ему совершенно нереальным. Поэтому Миклушевскому Ипатьев передал пистолет ТТ и накидал такой план действий: он вызовет всех троих – Балаболкина, Миклушевского и Верхушкина на другую «стрелку» и даст им команду поехать в излюбленное бандой место вечного упокоения конкурентов где-то в лесу за МКАДом, чтобы выкопать еще одну могилку – якобы вечером того дня состоится «стрела» с врагами, и одного из них надо будет там схоронить. Когда яма будет выкопана, то Миклушевский должен завалить Балаболкина из этого ТТ. Верхушкину же отводилась роль водителя, ну и так, быть на подстраховке.

Действительно, через несколько дней Ипатьев крикнул на «стрелку» всех троих упомянутых, и там проговорил все, о чем предупредил Миклушевского и Верхушкина. После этого вся троица села в автомобиль под управлением Верхушкина и выдвинулась на неформальное кладбище группировки. Там привычно достали из багажника лопаты и начали копать мягкую лесную землю. Когда дошли до глубины около двух метров, на дне ямы оставался докапывать только Балаболкин. Закончив, он подал стоявшему у края могилы Миклушевскому черенок лопаты, чтобы тот помог ему выбраться наверх. Миклушевский ждал этого момента, но не с целью помочь Балаболкину, а совсем наоборот. В руке у него уже был ТТ-шник, который он навел на Балаболкина и нажал на спусковой крючок.

Однако вместо выстрела раздался лишь резкий щелчок – произошла осечка. Увидев перекошеное от страха лицо Балаболкина, Миклушевский засмеялся и сказал: «Да ты что, братуха, в натуре подумал, что я тебя сейчас валить буду? Ты чо, не понял прикола, что ли?». Верхушкин поддержал тему розыгрыша, они дружно посмеялись, а потом вместе помогли Балаболкину выбраться из ямы. «Давай Серега, грузи лопату в багажник, поедем, похаваем чё-нибудь» - сказал Миклушевский Балаболкину, и когда тот двинулся к машине, быстрым движением перезарядил пистолет, и выстрелил ему в спину. На этот раз осечки не произошло – Балаболкин рухнул, как подкошенный. После этого Миклушевский и Верхушкин оттащили труп к свежевыкопанной яме, бросили его туда и наскоро закидали землей. Они вернулись в Москву, доложились Ипатьеву о выполненном задании, и только после этого поехали перекусить в одно казино в центре столицы. Ведь работа – прежде всего, и это понятно всем, даже бандитам родом из провинции.
Tags: 90-е, бандиты, про людей, рассказ, убийство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments