yulianovsemen (yulianovsemen) wrote,
yulianovsemen
yulianovsemen

Про некоторые особенности урегулирования задолженности в 90-е годы

Общераспространным является мнение, что в 90-е годы, особенно в их начале, хозяйствующие субъекты решали между собой вопросы просрочки расчетов по договорам при помощи неформальных объединений юристов с хорошей спортивной подготовкой. Как правило, участники этих объединений соблюдали свойственный только им корпоративный дресс-код, а именно коротко подстригались, носили спортивные костюмы и массивные ювелирные украшения. Эти юристы в основном использовали два нехитрых, но очень действенных способа урегулирования дебиторской задолженности: резкое повышение температуры кожных покровов и мягких тканей должника при помощи бытовых нагревательных приборов, либо ведение деловых переговоров в темное время суток в лесной безлюдной местности с применением аргументации в виде элементов спортивного инвентаря для игры, распространенной в США.


Мнение это имеет под собой все основания, поскольку и в самом деле большинство серьезных вопросов по долгам в 90-е решалось так, ну или примерно так. Но были и другие способы получить бабло с должника. Об одном из таких способов и пойдет речь в очередной реальной истории из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры. Я, тогда еще начинающий старший следователь прокуратуры области, принимал участие в расследовании этого уголовного дела в качестве члена следственно-оперативной группы (то есть был на подхвате у настоящего «важняка»), поэтому запомнилось оно мне достаточно хорошо. Букв будет немало, но без этого в таких историях никак. Короче, приступаем:


В середине 90-х годов, в один из дней конца осени в ОВД сельского района нашей провинциальной уральской области поступило заявление о совершении мошенничества от директора ЛПДС — линейной производственной диспетчерской станции нефтепродуктов (вроде бы так это называлось). Тогда этим ЛПДС разрешили продавать некоторое количество ГСМ для того, чтобы обеспечивать собственные производственные нужды, чем и воспользовались злоумышленники. Где-то за два месяца до подачи заявления на ЛПДС приехали два человека — один пожилой мужчина, назвавшийся главой крестьянского (фермерского) хозяйства (КФХ) Иваном Матвеевичем Упадниковым, и второй - молодой, лет двадцати с небольшим шустрый парень, который представился Андреем Сиворыловым. Разговор с директором ЛПДС вел исключительно Сиворылов, глава КФХ Упадников только кивал головой. Сиворылов сказал, что КФХ скоро будет продавать урожай зерновых в кировскую фирму «Паразит-консалтинг», но самому хозяйству крайне необходимо приобрести ГСМ для продолжения своей деятельности. Он предложил следующий вариант: КФХ поставляет зерно в «Паразит-Консалтинг», те перечисляют по банку деньги на счет ЛПДС, и в размере этой суммы ЛПДС отгружает КФХ солярку. Директор ЛПДС согласился, но с условием, что отгрузка ГСМ будет производится только после получения платежа из Кирова на счет ЛПДС. Сиворылов не возражал, Упадников покивал головой, и на этом расстались.


Действительно, где-то через месяц после этого разговора, в сентябре, на банковский счет ЛПДС из кировской фирмы «Паразит-консалтинг» пришла некая сумма денег для оплаты четырех тонн солярки (примерно). Буквально на следующий день на ЛПДС приехал Сиворылов и осведомился, пришел ли платеж. Получив подтверждение он сказал, что выбирать ГСМ на эту сумму приедет автоцистерна, и назвал её госномер. В тот же день на ЛПДС прибыла названная Сиворыловым цистерна, в которую залили ГСМ в оговоренном объеме.


Так повторялось три раза на протяжении всего сентября: из Кирова приходил платеж на четыре тонны, приезжал Сиворылов с автоцистерной, выбирал топливо и уезжал. Сбоев схема не давала, все шло своим чередом.

Но в последних числах сентября Сиворылов появился на ЛПДС снова вместе с главой КФХ Упадниковым. Они показали директору ЛПДС платежное поручение о перечислении денег от «Паразит-Консалтинга» на ЛПДС, полученное по факсу, на сумму, достаточную для покупки двухсот сорока тонн солярки. Сиворылов объяснил, что деньги из Кирова ушли, но по каким-то банковским техническим причинам до нашей области дойдут только через несколько дней. А ГСМ фермерскому хозяйству нужно получить обязательно в тот день, иначе будут большие проблемы. Упадников кивал. Директор ЛПДС внимательно посмотрел факсовую платежку — все реквизиты совпадали с теми платежами, которые поступали и раньше. Он согласился пойти навстречу фермерам, поскольку до этого они рассчитывались исправно, и дал команду отгрузить ГСМ. Весь день шесть бензовозов выбирали оплаченное той платежкой топливо и увозили в неизвестном направлении.


И всё бы ничего, но платеж из Кирова на счет ЛПДС не поступил ни через несколько дней, ни через неделю, ни через месяц. Руководство ЛПДС нашло в областном центре Сиворылова (он оставлял им свои контакты) и предъявило ему за долги. На это Сиворылов сказал, что он с КФХ больше не работает, и все вопросы по расчетам за ГСМ нужно предъявляет самому Упадникову, так как он распоряжался соляркой единолично.


Стали искать Упадникова, но тот как в воду канул и нигде не появлялся. Короче, ЛПДС просто-напросто кинули, и на немаленькую сумму — на двести сорок тонн солярки. Поэтому и было подано заявление в милицию.


В ходе работы по этому заявлению милиционеры также стали разыскивать Упадникова, с целью чего опросили его супругу. Она пояснила, что в течение последнего года дела у КФХ её мужа шли очень неважнецки, а точнее сказать — они вообще толком не шли. Дело в том, что за год до этого Упадников взял на уборочную ГСМ в долг у фирмы «Колхоз Петролеум» , а затем у них — же — на посевную весной. Однако рассчитаться не смог, так как был неурожай, цена на зерно почему-то упала и все в таком духе. На этой почве у Ивана Матвеевича была серьезная депрессия, дела в КФХ он к осени практически забросил, поскольку не было денег на ремонт сельхозтехники, на ГСМ и т. д. Кстати, большую часть своей техники он распродал по дешевке еще летом, так как надо было срочно рассчитываться по долгам за посевной материал, за электроэнергию и так далее. Но самый большой долг — перед КП — так и оставался непогашенным. Правда, в конце лета домой к Упадникову несколько раз приезжал какой-то молодой парень, они что-то обсуждали наедине, после этих разговоров Иван Матвеевич становился еще мрачнее. В сентябре Упадников несколько раз уезжал куда-то, говорил, что пытается решить вопрос по долгам. А в один из последних дней конца сентября поздно вечером к частному дому, где жил Упадников с семьей, подъехал какой-то автомобиль, какой именно, жена Упадникова не рассмотрела в темноте. Автомобиль посигналил, Упадников сказал, что ему нужно выйти поговорить ненадолго, и ушел. Больше он домой не возвращался, и жена Упадникова уже подала в милицию заявление о розыске его, как без вести пропавшего.


Также было получено объяснение с Андрея Сиворылова, который пояснил, что его отец — Петр Иванович Сиворылов — является владельцем сети автозаправочных станций «Колхоз Петролеум» (или просто «КП») и занимается продажей ГСМ на территории области оптом и в розницу. В конце лета Сиворылов-младший закончил телегоремонтный факультет местного университета и попросил отца поручить ему какую-нибудь работу, чтобы иметь возможность за свои деньги приобретать научную литературу по французской словесности XVI века. Отец предложил ему заняться реструктурированием задолженности, которая образовалась у КФХ Упадникова перед КП. Сиворылов-младший повстречался с Упадниковым и узнал, что у того еще оставалось зерно. Упадников сказал, что будет выгоднее продавать зерно в Киров в фирму «Паразит-Консалтинг», в свою очередь Сиворылов-младший заявил, что «Колхоз Петролеум» интересует ГСМ, чтобы продать с большей прибылью на своих АЗС. Вот так, путем мозгового штурма и родилась совместная идея и продаже зерна в Киров, приобретении солярки на ЛПДС и реализации этой солярки через автозаправки «Колхоз Петролеум». С кировской фирмой договаривался Упадников, причем по телефону, установленному в офисе «КП», а Сиворылов решал вопросы с вывозом ГСМ бензовозами «КП» и его дальнейшей продажи. В конце сентября Упадников показал факсовую платежку из Кирова и сообщил, что он звонил в Киров и что там есть технические трудности с банковским переводом. Сиворылов-младший взялся порешать этот вопрос с директором ЛПДС, что и было сделано. Полученную солярку вывезли на автозаправочные станции «Колхоз Петролеум», где и реализовали в розницу. С КФХ Упадникова был подписан акт сверки, согласно которому после этого никаких долгов перед «КП» у него уже не было. После этого Сиворылов-младший посчитал свою миссию оконченной и с Упадниковым больше не встречался.


Была изучена злополучная факсовая платежка, поступившая якобы от кировской фирмы. Сверху на ней имелся номер факса, с которого она была отправлена. Пробивка номера показала, что этот номер действительно был в городе Кирове, только принадлежал не фирме «Паразит Консалтинг», а был установлен на центральном почтамте.


Было направлено поручение в Киров об опросе работников фирмы «Паразит-Консалтинг». Они пояснили, что действительно занимаются скупкой зерна в России и дальнейшей его реализацией за рубеж. В конце лета им позвонил по телефону мужчина, представившийся главой КФХ Упадниковым и предложил приобрести у него небольшое количество зерна. Поскольку его устраивала их цена, они согласились. Единственное условие, которое поставил им этот Упадников, было перечислить ему деньги за зерно не сразу, а несколькими платежами через равные промежутки времени, и на счет организации, который он укажет в договоре. После этого по факсу (а затем по почте) Упадников прислал им договор, в котором значилось, что деньги необходимо загонять на счет ЛПДС. Когда в Киров приехала фура с зерном, фирма «Паразит-Консалтинг» добросовестно начала перечислять на указанный в договоре счет деньги несколькими платежами. После осмотра копии последней платежки кировские коммерсы заявили, что этот документ поддельный, они его не составляли и такую сумму не оплачивали. Более того, сумма, указанная в этой платежке, явно выходила за пределы договора, который они заключили с КФХ Упадникова.


В общем, все сходилось на том, что главным злодеем являлся неудавшийся фермер Упадников, который, судя по всему, после проворачивания этой аферы скрылся. Упадникова объявили в федеральный розыск, а уголовное дело по мошенничеству в сельском РОВД приостановили.


Нашелся Упадников только весной следующего года, причем в лесном массиве в нескольких километрах от областного центра с огнестрельным проникающим сквозным пулевым ранением в голову. То есть изначальные смутные подозрения о том, что не всё в той афере с ГСМ так ясно и однозначно, получили реальное обоснование. Данным делом стал плотно заниматься УБОП.


Изучили личность Сиворылова-младшего и его окружение. Выяснилось, что никакой французской словесностью XVI века он, конечно, не увлекался, а вел обычный для мажора образ жизни: казино, кабаки, девки и дорогие автомобили. В кругу его постоянных связей, помимо нескольких других таких же мажоров, значились как некоторые выдающиеся представители бандитского мира, так и криминальные фигуры масштабом помельче. Особая дружба связывала Андрея Сиворылова с неким Павлом Марамойским — одним из бригадиров местной ОПГ. УБОПовцы сделали вывод, что если кто и «исполнил» Упадникова, то это либо сам Марамойский, либо кто-то из бойцов его бригады.


Поскольку никаких прямых улик, указывающих на причастность Марамойского к убийству Упадникова, не было, опера наковыряли на него другой состав — года за полтора до этих событий он, куражась перед братвой в кабаке, частично откусил плохо обслужившему его официанту ухо. Сразу после этого официант написал заявление о том, что он претензий ни к кому не имеет и виноват в утрате части уха исключительно сам. Но УБОПовцам удалось-таки убедить его в необходимости настаивать на привлечении Марамойского к уголовной ответственности. Было возбуждено уголовное дело, и Марамойский заехал на СИЗО.


Там опера стали вести с ним беседы разной степени душеспасительности. Но это не помогало: Паша Марамойский был в глухом отморозе и за убийство Упадникова не говорил вообще ничего. Понятное дело, что он понимал — реального доказа на него все равно нету, и зацепиться по этому убийству УБОПу не за что.


Между тем дело по мошенничеству в отношении ЛПДС и дело по убийству Упадникова соединили, и его принял к производству следователь по особо важным делам прокуратуры области. По делу была создана постоянная следственно-оперативная группа и был проделан значительный объем работы, вплоть до допросов всех соседей Упадниковых, кто мог что-то видеть или слышать в тот злополучный вечер, до детальной отработки возможных связей между Сиворыловым и кировской фирмой «Паразит-Консалтинг». Была найдена даже пишущая машинка «Ятрань», на которой изготовили то самое поддельное платежное поручение. Как нетрудно догадаться, она стояла в одном из кабинетов «Колхоз Петролеум», кстати, в том самом, в котором располагался телефон, с которого звонили в Кировскую фирму. Все в офисе «КП» дружно подтвердили, что осенью в том кабинете часто заседал Упадников.


Тут нужно отметить очень существенный нюанс: без сомнения, Сиворылов-старший был весьма авторитетный в области предприниматель, вхож к губернатору и так далее. Однако как раз в тот момент времени между прокурором области и губернатором сложились на самые хорошие личные отношения, поэтому работе по сыну Сиворылова был дан полный «зеленый свет».


Однако, несмотря на все предпринятые усилия, никаких подвижек по этим преступлениям добиться не удалось. Уголовное дело по обвинению Сиворылова-младшего в совершении мошенничества все-таки было направлено в суд, хотя перспективы по нему сразу рисовались не самые радужные, особенно учитывая тот момент, что его защищали сразу два адвоката из так называемой «золотой пятерки». Предчувствия нас не обманули — Андрей Сиворылов был полностью оправдан, поскольку опровергнуть доводы о том, что мошеннические действия совершал не он, а покойный Упадников, так и не удалось. А уголовное дело по обвинению Марамойского закончилось приговором с уловным сроком, потому что к моменту судебного заседания официант съехал со своих показаний и снова заявил, что претензий не имеет.


Вот так и закончилась история с убийством неудавшегося фермера Упадникова. А вот история с мажором Сиворыловым на этом не закончилась. Лет через пять после вышеописанных событий в один из летних вечеров на офис фирмы «Колхоз Петролеум» было совершено разбойное нападение, в ходе которого из сейфа была похищена весьма значительная денежная сумма, по странному стечению обстоятельств как раз накануне туда помещенная. При этом был убит охранник, стороживший помещение офиса. Уголовный розыск в данном случае сработал четко и в ту же ночь по горячим следам задержал за это преступление Сиворылова-младшего и его нового друга, некоего Добродущенко. Этот Добродущенко сразу пошел «в расклад» и поведал, что Андрей Сиворылов предложил ему схитить деньги из отцовского офиса, причем зайти туда можно будет без проблем — ведь охранник прекрасно знал его. Так и поступили, и, зайдя в помещение офиса, стали наносить охраннику удары по телу ножами, а затем взяли в потайном месте ключ от сейфа и забрали из него все деньги. Так что Сиворылов-младший (который вину в убийстве категорически отрицал) и Добродущенко были арестованы и помещены в СИЗО.


Однако в дальнейшем Добродущенко свои показания изменил, и стал говорить, что удары ножом охраннику наносил только он один, и деньги брал тоже один, а мажор Сиворылов просто помог ему зайти в офис. Сам же Сиворылов погнал картинку на полное расстройство душевной деятельности, в связи с чем был направлен на судебно-психиатрическую экспертизу. Конечно, еще оставалась надежда на добросовестность экспертов, но чуда не произошло: Сиворылов был признан невменяемым. В итоге Добродущенко уехал на 15 лет лишения свободы, а Сиворылов-младший — всего лишь в психиатрическую больничку закрытого типа для применения медицинских мер принудительного характера. Оттуда он вышел уже через год, поскольку был признан докторами полностью излечившимся.


Однако в дальнейшем для Сиворыловых все складывалось не так благостно. Следуя общей тенденции, в область стали заходить крупные сети АЗС, с которыми «Колхоз Петролеум» конкурировать никак не мог. Поэтому бизнес стал захиревать, и Сиворылов-старший начал пытаться переводить его в другое русло. Но не успел — внезапно скоропостижно скончался от какой-то болячки. Его наследник Сиворылов-младший по-честному промотал все остатки отцовского состояния в кратчайшие сроки, причем крепко подсел на наркоту. Ходили слухи, что он скололся до самого дна, а некоторые утверждали, что он уже помер. Если бы это было так, то я бы об этом ни капли не пожалел.

Tags: 90-е, УБОП, мошенничество, про людей, прокуратура, рассказ, убийство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments