yulianovsemen (yulianovsemen) wrote,
yulianovsemen
yulianovsemen

Про тракториста и ошибку судмедэксперта

Еще одна правдивая история из жизни от бывшего следователя прокуратуры. Сам я непосредственным участником этих событий не был, но они происходили на моих глазах, поэтому и решил изложить.

В середине 90-х годов, месяце так в сентябре, в одной деревне одного сельского района нашей области произошло убийство. Убит был местный тракторист, его труп обнаружили утром на машдворе, на котором стоял трактор. Убитый сидел за рулем этого трактора. Выезжавший на место происшествия в составе следственно-оперативной группы районный судебно-медицинский эксперт обнаружил проникающее повреждение округлой формы диаметром в пару сантиметров на левом виске трупа. Очевидно, что это повреждение и повлекло смерть потерпевшего. «Ломиком в голову стукнули» - уверенно заявил судмедэксперт.

А в это время местный уголовный розыск уже работал по раскрытию убийства. Опросы жителей деревни дали следующий результат: покойный тракторист был обычным мужиком, и возможный повод для его убийства был в деревне только у одного человека – некоего Механа (пусть будет такая погремуха). Этому Механу было чуть больше тридцати лет, и, поскольку он раза четыре к этому времени были судим за кражи и даже отбывал в местах лишения свободы, то он изображал из себя местного криминального авторитета.

Вообще, в начале 90-х годов в сельской местности еще была сильна инерция почившей к тому времени в Бозе советской власти. Применительно к данной ситуации я имею в виду следующее: народ в деревнях был простой, совершенно не разбирающийся в преступной иерархии, и поэтому меривший людей не по количеству «ходок», а по справедливости, то есть по их личным качествам. Если личные качества не соответствовали, то у местного криминала в случае обострения обстановки были огромные шансы выхватить могучих люлей от местных мужиков без всяких скидок на «авторитет». В этой связи мне вспоминается один забавный пример.

В самом начале 90-х годов в наш город откинулся из мест лишения один деятель, назовем его Оглобля. Он отмотал уже лет так двадцать пять, в зоне имел статус полного «отрицалова» и поэтому там же в зоне успел даже короноваться на «вора в законе». И вот он вернулся в родной город, в котором не был уже лет 15, и вокруг него сразу стала собираться прикентовка местных «синекрылых». Где-то через месяц Оглобля поехал в одну деревню к своему родственнику, отдохнуть. Они попарились с родственником в бане, испили водки и решили прогуляться вечерком до местного клуба, где намечалась дискотека. По случаю дискотеки у клуба собралось почти всё население деревни, и у Оглобли на почве бескрайних понтов произошел словесный конфликт с одним из местных мужиков. Оглобля встал на «блатное копыто» и заехал мужику в торец, но тут же получил от него обратку. «Да ты понял, что ты сейчас сделал? Я же вор в законе!» - закричал мужику Оглобля. «А ты еще и воруешь!» - констатировали местные мужики и вломили Оглобле от всей души всем обществом. Досталось и его родственнику. Вернувшись в город, Оглобля собрал свою «пристяжь» и сказал, что нужно срочно искать «валыну», ехать в ту деревню и шкурить местных за невидное оскорбление «вора». «Ствол» ему, конечно же, нашли. Но кто-то из добрых людей тут же цинканул об этом, куда следует, и Оглоблю принял УБОП с «валыной» на кармане. По приговору суда Оглобля заехал обратно в «зону», и больше я о нем ничего не слышал.

Так вот этот Механ тоже определялся на роль местного «авторитета». Получалось это у него не очень. В частности, у него произошел какой-то бытовой конфликт с покойным трактористом незадолго до убийства. Механ пытался на тракториста давить базаром, но был послан с указанием конкретного пункта назначения. Авторитет Механа падал, не успев толком подняться.

Узнав всё это, местные опера притащили Механа в райотдел и стали задавать ему вопросы по поводу конфликта с трактористом, алиби на вечер перед убийством и т.д. Механ вертелся, как мог, но всё сходилось на нём. «Колись, как ты тракториста ломиком замочил» - подвели итоги беседы опера. Механ «колонулся» и дал показания о том, как он на почве ссоры вечером подкараулил тракториста, ставившего после работы трактор на пустынном машдворе, и нанес ему удар ломиком в висок, а ломик потом выбросил в речку. Дело приобретало совершенную ясность, в связи с чем следователь местной районной прокуратуры сначала задержал Механа, а потом предъявил ему обвинение в умышленном убийстве и избрал меру пресечения в виде содержания под стражей.

Где-то через месяц следователь получил заключение судебно-медицинской экспертизы, в котором с ужасом прочитал, что смерть тракториста наступила от проникающего огнестрельного пулевого ранения в голову. Никакого удара ломиком не было, потому что при вскрытии судмедэксперт (другой, не тот, который выезжал на место происшествия), обнаружил в голове самодельную пулю типа «жакан» 16 калибра. Почему следователю сразу не сообщили о такой причине смерти, осталось загадкой (вероятнее всего потому, что первый судмедэксперт просто забухал). Но факт остался – причина смерти оказалась совсем другая, чем та, о которой давал показания Механ, к тому времени, если вы помните, уже месяц сидевший под стражей.

Ситуация отчетливо выглядела как незаконный арест, за который в то время следователя и районного прокурора должны были заслушать на «совете стаи» (коллегии прокуратуры области) и по результатам этой "заслушки" запросто могли уволить. Плюс – убийство тракториста всё равно надо было раскрывать. С целью установления истины по делу была создана следственно-оперативная группа, куда вошел «важняк» (следователь по особо важным делам прокуратуры области), прокурор-криминалист и пять оперов из «убойного» отдела УУР УВД области.

Эта группа выехала в район и поселилась там, потому как поставленная им задача предусматривала возвращение домой только после стопроцентного раскрытия.

Опера пошли по деревне по второму кругу, но на этот раз беседовали с людьми более вдумчиво. И это дало результат: один из местных поведал, что у Механа есть родной младший брат, и у этого брата дома хранится обрез, во всяком случае, еще до убийства тракториста, брат Механа этим обрезом понтовался у себя дома. Тут же была получена санкция и вся бригада выехала в дом брата, где тщательно и методично стала производить обыск. Удача улыбнулась сыскарям – обрез 16 калибра нашелся заныканным на чердаке дома.

Дальше стали работать с братом Механа, который далеко не сразу, но всё-таки дал расклад о том, как Механ примерно за полгода до убийства оставил ему на хранение этот обрез, а вечером перед убийством тракториста зашел к нему и обрез забрал. Вернул он его на место уже ночью.

Совокупность собранных доказательств полностью изобличала Механа в совершении убийства тракториста. Уголовное дело было направлено в суд, где Механ был осужден к восьми (если мне не изменяет память) годам лишения свободы. Справедливость в данном случае восторжествовала.
Tags: милиция, прокуратура, рассказ, убийство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments