Про неловких потерпевших

Еще один заурядный случай из повседневной практики подразделений собственной безопасности органов внутренних дел, свидетельствующий о том, что в оперативно-розыскной деятельности самый распространенный фактор — это внезапная и не предусмотренная никакими планами и предварительными прикидками случайность, в корне меняющая весь расклад.

Это произошло в конце нулевых годов текущего века, в обычном провинциальном уральском городке. К нам в УСБ пришла гражданка Карпеткина с заявлением о том, что некий следователь Носков вымогает у нее взятку за прекращение уголовного дела. При более детальном разговоре с заявительницей было выяснено следующее:

Карпеткиной было под пятьдесят лет, жила она в селе Нижние Верхи Новостаровского района, где являлась местной олигархиней — держала несколько продуктовых магазинов. Мужа у нее не было, а был сын девятнадцати лет, по деревенским меркам мажор. Где-то за полгода до этих событий сынок немного попал ногами в жир, а именно сбил на мамином Форде Фокусе человека-пешехода. Что характерно — трезвый. Это произошло в темноте, на плохо освещенной сельской улице и не на пешеходном переходе. Пешеход остался жив, но сильно поломался. По данному факту было возбуждено уголовное дело, которое шатко-валко как-то расследовалось. Причем в ходе расследования по делу сменилось несколько следователей ОВД по Новостаровскому району. Где-то за три месяца до нашего разговора с Карпеткиной её пригласил к себе в ОВД следователь Носков. Он сказал, что сейчас расследует уголовное дело в отношении её сына, и видит, что в принципе дело можно было бы и прекратить, потому что в момент ДТП у мальчика вряд ли была техническая возможность предотвратить наезд на пешехода, так как в силу плохого освещения он скорее всего поздно его увидел. Но для этого потребуется провести следственный эксперимент, а также назначить автотехническую экспертизу, то есть предпринять некоторые движения со стороны следователя. Носков был готов подвигаться в этом направлении, но за скромную сумму в сто тысяч рублей (в нынешнем эквиваленте для лучшего понимания), то есть весьма недорого. Карпеткина согласилась, но сказала, что деньги отдаст после окончательной приемки выполненных работ, то есть после того, как увидит постановление о прекращении уголовного дела. На том и порешили.

В дальнейшем Карпеткина посчитала, что лучше будет пойти и сообщить об этом в УСБ. Что ей двигало при этом, так и осталось для меня загадкой. Такой же загадкой, как к примеру ответ на вопрос, почему в песне из фильма «Три мушкетера» после слов «Опять скрипит потертое седло» трижды крякает утка. Причем тут утка, когда седло на лошади? Но что-то я отвлекся. Скорее всего, она решила, что Носков может её как-то швырнуть или что-то подобное. В любом случае, она это сделала не из особо остро развитого чувства гражданского правосознания, потому что как показывает практика, таких чудес в реальной жизни не бывает. Впрочем, в сущности ее мотивы не имели особо значения.

В ходе дальнейших проверочных мероприятий было установлено, что Носкову ближе к сорока годам, он работал следователем уже лет пятнадцать и числился одним из самых матерых в отделе. Характеризовался в принципе нейтрально. Уголовное дело, по которому он запросил у Карпеткиной бабло, на самом деле шло на прекращение, потому что предварительно эксперт-автотехник уже сказал, что Карпеткин-младший не имел технической возможности предотвратить наезд на пешехода.

Короче говоря, отправили мы Карпеткину на контрольную встречу со следователем Носковым, снабдив её скрытно носимой звукозаписывающей аппаратурой. На этой встрече Носков подтвердил, что он сделал все необходимое, вот-вот через пару дней подойдет заключение автотехнической экспертизы, и он будет готов вручить копию постановления о прекращении уголовного дела и получить взамен сто тысяч деньгами. Договорились встретиться через неделю.

В назначенный день и назначенное время Карпеткина зашла в здание ОВД, имя при себе сто тысяч меченных рублей, портативный диктофон, а также миниатюрный радиомикрофон, передающий сигнал в режиме реального времени на сканер. Если в этот микрофон Карпеткина скажет заранее условленную фразу: «Спасибо вам большое, чтобы мы без вас делали», то это будет означать, что деньги Носкову она уже передала, и можно осуществлять задержание.

Судя по звукам из сканера, Карпеткина зашла в райотдел, прошла в кабинет к Носкову, поздоровалась с ним, после чего он сказал: «Ну вот, как я и говорил, постановление о прекращении уголовного дела». Затем последовало с полминуты молчания, шелест бумаги, а потом в сканере прозвучал голос Карпеткиной: «Чтобы мы без вас делали, спасибо вам большое!». Дальше пошла команда «Захват», наши сотрудники зашли в райотдел и начали осмотр кабинета Носкова, а я тем временем перехватил на входе в отдел выходившую оттуда Карпеткину. Первое, что она мне сказала, было: «А что ваши так быстро зашли, я ведь еще деньги не успела передать!». «П*зд*бл*дская м*ндоплешь, ёб*нь ты плюшевая!» - подумал я, а вслух стал выяснять у нее, почему она, еще не передав взятку, тем не менее произнесла условленную фразу. Карпеткина оправдывалась, говорила, что заволновалась, что с волнения все перепутала, ну и все такое прочее, поэтому произнесла оговоренные слова после того, как следователь передал ей копию постановления.

По понятным причинам денег в кабинете у Носкова никаких не нашлось. Самого его по первости колотило мелким дробом, но потом он осознал, что опасность миновала, и стал поувереннее в себе. Конечно же, факт мошенничества в отношении Карпеткиной он категорически отрицал. Тем не менее мы были вынуждены направить материал по Носкову в следственный комитет, где ожидаемо получили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Немудрено: направлять в суд дело с таким доказом было бы полнейшим безумием.

Так что следователь Носков отскочил от этой темы, причем не прилагая к этому особых усилий. Даже уволить его формально было не за что: ведь он никакого преступления не совершил — вот и постановление об отказе имеется. Однако буквально через полтора года грянула пресловутая реформа МВД, и в ходе внеочередной переаттестации Носков по странному стечению обстоятельств был не рекомендован для дальнейшего прохождения службы в органах внутренних дел. Что с ним стало после этого, я уже не отслеживал.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic