Про заказное убийство

Что-то давненько я не баловал своих постоянных читателей какой-нибудь историей из практики бывшего следователя прокуратуры. Излагаемые далее воспоминания вызваны чтением новостей по пресловутому «делу Скрипалей». Хотя нужно признать, что в детали этого преступления я особо не вдавался и опубликованную информацию не анализировал. Просто прочитал в новостях, что британские власти объявили, что им известны данные подозреваемых, причем оба два подозреваемых якобы вместе прилетели в Лондон из Москвы, не разлучаясь ни на минуту побродили по Англии, поглазели в витрины, помазали дверную ручку каким-то химсоставом, и вместе же улетели обратно в Москву одним рейсом. Не знаю, как там было на самом деле, но тот факт, что сотрудники спецслужб России могли действовать таким колхозным образом, вызвал у меня некоторое недоумение. Я не буду ручаться за то, что в наших спецслужбах работают исключительно гении. Опять же, сам я в спецслужбах никогда не работал, и как бы с их спецификой не сильно знаком. Но вот для примера как организовывали заказное убийство обычные российские бандюганы двадцать с лишним лет назад. Внимание: очень много букв и подробностей, но без них ничего не будет понятно.

Так получилось, что в середине 90-х годов одному авторитетному представителю криминальных кругов нашего провинциального города N, расположенного за Уральскими горами, край-конец потребовалось избавиться от одного человека. Зачем это стало так нужно – отдельная история. Если рассказывать все в подробностях, там вообще можно книгу написать, но для этой истории мотив убийства не так важен. Замочить требовалось некоего Малаева – молодого человека двадцати семи лет, бригадира одной из преступных группировочек нашего городка. Криминальный авторитет понимал, что в ходе расследования убийства Малаева он вполне возможно станет самым первым подозреваемым, и поэтому решил обратиться к профессионалам, причем не из нашего района, чтобы его с убийцами не связывало вообще ничего. Еще в начале 90-х годов в город-герой Москву на гастроли убыла труппа наших местных бандитов, да так и осела в столице, занимая там к моменту описываемых событий не последнее место среди многочисленных ОПГ. Кстати, поговаривают, что именно эта ОПГ ввела моду носить с собой автоматы Калашникова в футлярах из-под теннисных ракеток. Вот на эту ОПГ и вышел криминальный авторитет. Лидеры ОПГ ему не отказали, так как человек тот на самом деле был очень авторитетный, ну и ранее оказывал ОПГ ряд важных услуг. Поэтому замочить Малаева решили из чистой уважухи, то есть безвозмездно.

Идя навстречу пожеланиям заказчика, тот из лидеров ОПГ, который отвечал там за оперативное планирование – некий Саша Ипатьев – решил замутить нормальную заказную мокруху, чтобы вообще никто не догадался. С этой целью он собрал на одном теннисном корте в Москве под предлогом поиграть в теннис нескольких подчиненных ему по жизни бандитов, а именно Маркина, Сидорчука и Шаламова. Сначала он поставил боевую задачу (убийство Малаева) всем, а потом разговаривал с каждым по отдельности, разъясняя детали предстоящей операции и индивидуальные роли.

Для лучшего понимания коротко о действующих лицах: Саша Ипатьев, в тот момент тридцати лет, уроженец нашего города, занимал в ОПГ должность заместителя лидера по оперработе, диспетчер по заказным убийствам (я про него уже упоминал в одной своей истории https://yulianovsemen.livejournal.com/20037.html). Сидорчук – в то время двадцать девять лет, уроженец одного из городов русского Севера, член одноименной ОПГ в Москве. После распада своей группировки примкнул к ОПГ нашего городка. Участник боевых действий в Афганистане, считался хорошим стрелком, по некоторым данным настоящий исполнитель ряда громких заказных убийств в Москве в 90-х годах, которые принято приписывать более медийно раскрученным киллерам. Шаламов – двадцать восемь лет, выходец из той же группировки, что и Сидорчук. Маркину было двадцать пять лет, уроженец нашего городка, срочную службу служил в ВДВ, должность в ОПГ – пехотинец. Был знаком с Малаевым по бандитской юности. Все вышеперечисленные лица были ранее не судимы, занимались спортом.

Исполняя план Ипатьева, через два дня после постановки задачи Маркин вылетел самолетом из Москвы в наш город N. Дело в том, что его появление не должно было вызвать никаких подозрений – он просто ехал погостить к друзьям и родственникам. Прилетев в наш городок, Маркин поселился у кого-то из родных, и стал отдыхать от трудовых бандитских будней, то есть посещать с приятелями кабаки, сауны и другие увеселительные заведения. Все это он делал по ночам и вечерам, а днями он наблюдал за Малаевым, выясняя его распорядок дня и обычный маршрут передвижения.

Через два дня после Маркина из Москвы поездом выехал Шаламов. Однако он взял билет не до нашего города N, хотя поезд и проходил через него. Шаламов ехал дальше на 800  километров, в город Y. С собой у него была спортивная сумка, в которой имелись полученные им по указанию Ипатова у штатного оружейника ОПГ два автомата АКС-74 5,45 с тридцатью патронами к каждому, пистолет ТТ с шестнадцатью патронами к нему, две миниатюрные радиостанции японского производства, а также тонкие нитяные перчатки и шапочка с прорезями для глаз (куплено в специальном магазине). Что характерно, ТТ-шник был китайского производства, а вот автоматы изготовлены заводским способом, но собраны из частей и механизмов, не прошедших процесс полной технологической обработки. Проще говоря, с завода вынесли отдельные запчасти, из которых потом собрали автоматы. Все оружие абсолютно чистое и не засвеченное ранее никоим образом.

Когда поезд, в котором ехал Шаламов, сделал остановку на станции нашего города, то на перроне у вагона уже ждал Маркин (номер поезда и вагона он знал заранее). Получив от Шаламова сумку с оружием, Маркин отвез ее к домой одному из своих дальних родственников, а сам дал в Москву телеграмму на имя какого-то левого человека, использовавшегося ОПГ для связи, с текстом «Ваню выписали из больницы зпт ждем в гости тчк», ну или что-то в этом духе. Напомню: это середина 90-х, сотовых телефонов и интернета еще в массовом употреблении нет.

Получив через связного эту телеграмму, Сидорчук взял билет на самолет, но не в наш город, а в областной центр Z, в шестистах километрах. Между прочим, там была зарегистрирована его официальная супруга. Прилетев туда, Сидорчук сразу взял у аэропорта такси и поехал на нем в наш город N. Тут нужно уточнить, что вопрос денег исполнителей не интересовал, поскольку вся операция надлежащим образом была профинансирована ОПГ. Прехав на такси к нам в город, Сидорчук поселился в гостинице «Дом колхозника», предъявив паспорт на имя Федоренко. Оттуда он позвонил на связной телефон, принадлежавший одному из родственников Маркина, и велел ему передать, что пора бы и забухать в ресторане «Гадюшня». Маркин в тот же вечер пришел в тот кабак, встретился с Сидорчуком и они выработали план дальнейших действий.

У Малаева имелась сожительница, с которой он проживал в трехкомнатной квартире на шестом этаже девятиэтажного дома недалеко от центра города, и каждый вечер в районе шести-семи часов он ставил свою черную «восьмерину» на стоянке метрах в пятистах от дома, после чего шел домой пешком. Поэтому было принято решение стрелять Малаева по выходу со стоянки. 

На следующий день Маркин взял у родственника из спортивной сумки рации и один автомат, причем автомат поместил в коробку из-под магнитолы, сел на такси и приехал к автостоянке, где его уже ждал Сидорчук. Кстати, сам Сидорчук прикупил в нашем городе двухсторонний пуховик – ярко-красный с одной стороны и темно-зеленый в другой. Пуховик он одел темной стороной наружу. Маркин с одной рацией расположился так, чтобы видеть выход со стоянки, а Сидорчук с другой рацией и автоматом в коробке – далее, по пути следования Малаева. Они прождали полтора часа. Но Малаев со стоянки так и не вышел. Впоследствии оказалось, что он почувствовал что-то неладное и отсиживался в вагончике сторожа до глубокой ночи.

Но работу надо было делать, поэтому на следующий день Маркин и Сидорчук поменяли план и поступили таким образом: Маркин поймал такси – белую «девятку», поездил на нем по разным адресам, потом подъехал к дому, соседнему с домом Малаева. Туда же к этому времени подошел Сидорчук в пуховике красной стороной наружу, взял у Маркина коробку с автоматом и рацию, и выдвинулся в подъезд Малаева, где расположился на площадке между шестым и седьмым этажами. Маркин остался сидеть в такси с рацией. Буквально через полчаса Малаев со своей сожительницей проследовал пешком со стоянки в свой подъезд, о чем Маркин, выйдя из машины на улицу, по рации сообщил Сидорчуку. Тот развернул шапочку, закрыв лицо, и оставив на площадке между этажами коробку из-под магнитолы, занял позицию у дверей лифта на шестом этаже. Когда двери открылись, Сидорчук выпустил очередь по стоявшим в кабине Малаеву и его сожительнице. Малаеву достались два ранения грудной клетки и одно – головы, а сожительнице – ранение лица с повреждением костей черепа и носоглотки. После того, как они оба упали, Сидорчук произвел два контрольных выстрела в голову Малаева, но тут у него заклинил автомат (не заводской сборки, напомню). Автомат он бросил на месте, перевернул пуховик темной стороной наружу и спокойно покинул место происшествия, обычным шагом дойдя до такси, в котором его ждал Маркин. Затем на такси он уехал в гостиницу, а Маркин в сауну, бухать с корешами и рассказывать им о прелестях бандитской жизни в столице.

От полученных ранений Малаев скончался на месте, а его сожительница (как оказалось находившаяся на восьмом месяце беременности) выжила, и даже в срок родила здорового ребенка. 

Сидорчук же в гостинице снял с себя пуховик, шапочку, перчатки, джинсы и зимние кроссовки (также специально купленные им в на рынке нашего города), положил все это в пакет и одетый в свою старую одежду пошел пешком в расположенную не слишком далеко общественную баню, где за небольшие деньги и пузырь водки попросил кочегаров сжечь всю одежду в топке, что они при нем и сделали.

После убийства Малаева Сидорчук прожил в гостинице еще два дня, после чего на такси уехал в в областной центр Z, откуда на самолете улетел в Москву. Маркин вместе со всей местной братвой сокрушался о смерти Малаева и даже пил на его поминках, обещая отомстить за него врагам. Только через неделю после убийства он на самолете улетел в Москву, оставив сумку со вторым автоматом, пистолетом ТТ и рациями у своего родственника, работавшего прапорщиком в УИНе на первой колонии (хотя по плану должен был утопить все этой в каком-нибудь водоеме). Шаламов же, доехав еще до этих событий на поезде до города Y, прожил там в гостинице три дня, после чего также на поезде вернулся в Москву. 

Все эти обстоятельства стали известны только три года спустя после вышеизложенных событий. Тогда по ОПГ из нашего городка стал плотно работать убойный отдел МУРа, им удалось задержать ряд бандитов из группировки, в том числе Маркина с пистолетом на кармане. Маркин по ходу дела стал рассказывать много всяких интересных вещей, в том числе и за убийство Малаева. После этого к делу подключилась прокуратура нашей области в лице меня, тогда старшего следователя, и наш УБОП.

Изначально мы были полны радужных надежд на получение мощной совокупности доказательств. Хотя Сидорчук и Шаламов из Москвы скрылись и были объявлены в розыск, Сидорчук нашелся в Греции спустя непродолжительное время. Как его извлекали из-за границы при помощи греческой полиции и Интерпола, я уже ранее рассказывал (https://pikabu.ru/story/pro_mnogo_dali_i_evropeyskoe_pravosudie_3974065). Шаламова же задержали в Питере, если мне не изменяет память.

Но по этому делу сразу же все пошло как-то вкривь и вкось. Самое главное, что со своих показаний спрыгнул Маркин, и отказался подтверждать их на очных ставках с Сидорчуком и Шаламовым. Была получена оперативная информация о том, что оставшаяся на свободе братва предложила ему альтернативу – или смерть в СИЗО, или достойная жизнь на зоне с подогревом. Тут еще наложилось то обстоятельство, что как раз в то время трое участников той ОПГ в течение нескольких месяцев скоропостижно скончалось по разным причинам в следственных изоляторах: один якобы повесился, а двое погибли в как бы случайных драках с сокамерниками. 

Да и другие доказательства как-то не спешили ложиться в канву обвинения, хотя усилия были предприняты весьма значительные, как нами, так и МУРом. Прежде всего потому, что с момента убийства прошло три года, и подавляющее число свидетелей попросту ничего не помнили или вообще не нашлись. К примеру, несколько соседей Малаева говорили, что видели незадолго до убийства молодого мужика в красном пуховике, заходившего в подъезд. Вот только опознать его никто не смог – прошло много времени, да и лицо его плохо отразилось в памяти очевидцев – все заслонил красный пуховик. Не нашли кочегаров из бани, потому что это были неофициально оформленные какие-то левые колдырмены. Сожительница Малаева вообще толком ничего не помнила, кроме сильного грохота в лифте. Не было никакой привязки к оружию, потому что ни на автомате с месте происшествия, ни на коробке из-под магнитолы не осталось никаких отпечатков (с ними ни Маркин ни Сидорчук голыми рукам не работали). Единственное, что второй автомат, ТТ и рации изъяли у прапорщика – родственника Маркина, но он мог пояснить только то, что сумку с этими вещами ему оставил Маркин. И так далее, и тому подобное. Сидорчук и Шаламов упорно не желали колоться и вообще отказывались от дачи показаний по 51-й.

Тем не менее, деваться было некуда и уголовное дело по обвинению Сидорчука, Маркина и Шаламова ушло в областной суд, где на первом же заседании и состоялся главный цирк: Сидорчук заявил, что желает дать показания и сообщить о том, что в день убийства Малаева он находился в городе Z у своей жены. Более того, в тот самый день он был на банкете по поводу дня рождения одного из друзей супруги, и его там видела куча людей. Тут же по ходатайству адвоката была допрошена жена Сидорчука, которая все это подтвердила (на следствии от дачи показаний отказывалась). Более того, в тот день в суд за шестьсот километров из города Z добровольно приехало пятнадцать человек, которые подтвердили, что гуляли на дне рождения и там был Сидорчук. Еще более того, в суд явился не только именинник (продемонстрировавший паспорт с датой рождения, совпадавшей с днем убийства Малаева), но и хозяин кафе, представивший все учредительные документы и справки из налоговой и санэпидемстанции и сообщивший, что прекрасно помнит хорошего человека Сидорчука, гулявшего у него в кафе. Короче говоря, какие-то нехорошие люди помогли создать Сидорчуку стопроцентное алиби. У Шаламова это алиби и так было, поскольку он формально вообще в нашем городе никогда не находился. В итоге Сидорчука и Шаламова оправдали, а Маркину дали пару лет лишения свободы по статье 218 УК РСФСР (за второй автомат и ТТ). 

Так что вот так в 90-е годы отрабатывались по заказухам простые российские организованные преступные группировки. Сравните с версией британских властей по происшествию со Скрипалями, и почувствуйте разницу, как говорится.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic