Про некоторых героев прошлого рассказа - Игоря, Мойшу и других интересных людей

Продолжаю знакомить своих читателей в ЖЖ с криминальной обстановкой в небольшом городке в 90-е годы прошлого века. Как я указал в окончании своего рассказа «Про то, как в 90-е становились бандитами», мне все-таки пришлось столкнуться с продолжением (а точнее, окончанием) муток Савельича и его пасынка Игоря. Вот эта история:

Как вы, наверное, помните, Савельич принял заказ на убийство местного преуспевающего коммерсанта-спиртовика по кличке Мойша. Цена вопроса составляла 30 тысяч долларов. Так вот, оказалось, что Савельич не только принял заказ, но и взял с заказчиков предоплату – 10 тысяч долларов. Но, как вы тоже помните, самого Савельича, Игоря и двух киллеров, которых предполагалось задействовать на этой мокрухе, приняли буквально в процессе подготовки. И вот, сидя уже на СИЗО, Савельич, занимаясь отмазом своего пасынка Игоря, попутно решал также еще один очень серьезный вопрос: как исполнять Мойшу? Дело в том, что отдавать полученный задаток он категорически не собирался, тем более, что большая его часть была уже потрачена. В общем, казалось бы, проблема являлась неразрешимой. Но, как впоследствии выяснилось, не для Савельича. Он выяснил, что в камере СИЗО вместе с Игорем сидит некий паренек по имени Володя. Выбор Савельича пал на него, и вот по какой причине:

Володе было 26 лет, родом он был с Украины, там жили его родители, но сам он был, как говорится, «ни Родины, ни флага» - мотался по разным городам России, где совершал мелкие кражи, за что периодически присаживался в зону на небольшие сроки. По какой-то неведомой причине Володя утверждал, что родился и вырос в Грозном, повидал всякого, воевал якобы за «бойков» и будто бы убежал оттуда в середине первой чеченской кампании, так как его сильно искали «федералы». Вся эта история была полным бредом (мы это проверяли), но на неподготовленного слушателя, особенно незнакомого с реалиями наведения конституционного порядка в бывшей Республике Ичкерия, производила сильное впечатление, и сокамерники слушали его, раскрыв рты. Сидел Володя в этот раз за кражу какого-то барахла в поезде, и все в «хате» были уверены, что от зоны он отскочит (получит условное наказание).

Вот этого Володю и выбрал Савельич на роль «торпеды». Он (Савельич) кинул «малявку Игорю, в которой на «рыбьем языке» изложил свой план. Игорь «малявку» прочитал и приступил к действиям.

Для начала Игорь задружился с Володей, стал внимательно слушать его байки за Чечню, подкармливал его продуктами их тех «дачек», что засылала на тюрьму мать (понятное дело, что Володе никто никаких «дачек» не засылал). Более того, Игорь стал говорить Володе, какой он хороший парень и как ему не повезло в жизни, но вот у него (у Игоря) есть двоюродная сестра Света – во всех отношениях приятная лет тридцати с небольшим хвостиком женщина, которая, как на притчу, живет одна в своем доме, и остро нуждается в бескорыстной гормональной поддержке. Игорь говорил, что когда он и Володя выйдут из СИЗО (а Игорь был в этом уверен), он отвезет Володю к себе в городок, познакомит с сестрой, и жизнь у Володи тут же наладится. Володя кивал головой и предвкушал заманчивые перспективы. И вот, когда перспективы и у Володи в голове сложились окончательно, Игорь сказал, что единственное, что от Володи требуется, это совсем немногое – застрелить одного нехорошего человека. Володя не стал отказываться, на том и договорились.

Игоря оправдали в декабре, и он вышел из СИЗО, а Володе суд намерял условный срок в январе. Игорь встречал его у ворот СИЗО на машине, и сразу отвез в городок в небольшой домик, где и на самом деле жила его двоюродная сестра Света. Свете Володя сразу очень понравился, и он с первого дня поселился у неё. Но временами обретенная Светой идиллия прерывалась – Игорь возил Володю по тем местам, где они раньше с Савельичем, Егором и Витей отслеживали Мойшу, показывал ему и объяснял, что и как лучше сделать.

В феврале они поехали в дом к родной бабушке Игоря. Дело в том, что там, на огороде, еще в начале 90-х годов Савельич прикопал на всякий случай этакий несессер – набор необходимых вещей на случай внезапного шухера. Действуя ломиками и лопатами, Игорь с Володей в нужном месте выдолбили в мерзлой земле брезентовый прорезиненный мешок, в котором нашли автомат АК-74 с отпиленным прикладом и 30 патронов 5,45 к нему, газовый пистолет типа «Вальтер ППК», перестволенный какими-то умельцами под 6,35 мм, и к нему 8 патронов «Браунинг», тоже 6,35, а также 1500 долларов. Всё это, включая деньги, Игорь отдал Володе. После этого, напомнив Володе, что лучше всего мочить Мойшу у дома любовницы, и пообещав еще денег после исполнения, Игорь уехал в одну из прибалтийских стран, где у него жил один хороший друг.

В начале марта Володя, взяв с собой спортивную сумку, в которую он положил АК, и засунув «Вальтер» в карман, стал ходить к дому, где жила любовница Мойши, но тот почему-то не появлялся. Тут как раз и наступило 8-е марта, день, когда Мойша обязательно должен был приехать к любовнице, и Мойша не подвел. Правда, приехал он на скромной «семерке» (Мойша хоть немного и расслабился, но не хотел привлекать внимания, поскольку покушений всё-таки опасался), за рулем был его старший сын, на переднем сиденье сидел охранник, а на заднем сиденье слева – сам Мойша. Подъехав к дому, «семерка» остановилась, сын Мойши побежал через дорогу в цветочный ларек за букетом, охранник ЧОПа вышел покурить, а Мойша остался сидеть в машине.

Этим моментом и воспользовался Володя. Он извлек АК из спортивной сумки, подошел к «семерке» сзади слева метров на пять и выпустил очередь в спину сидевшему Мойше. Тот упал на сиденье, охранник бросил сигарету и полез доставать служебный пистолет. Володя, не дожидаясь его реакции, скинул АК на землю (как учил Игорь), и бросился бежать оттуда вдоль по тротуару. Тут охранник наконец-то достал пистолет и стал стрелять навскидку ему вслед. Звучит неправдоподобно, но именно в это время по улице в противоположном направлении проезжал милицейский УАЗ, в котором ехали четверо милиционеров патрульно-постовой службы. Они заметили бегущего Володю, двое из них выскочили из УАЗика и побежали за ним. Володя на бегу достал из кармана «Вальтер», и это стало его роковой ошибкой. Потому что милиционеры, видя это, поняли, что прямо сейчас откроется война, извлекли из кабур табельные ПМы, и стали стрелять в него (напомню, времена были лихие и никто из милиционеров в таких случаях особо не рассусоливал). Попал только один из них, правда, четыре раза, и все в спину. Володя умер на месте.

А вот Мойша выжил. Из всей автоматной очереди (12 патронов, как потом подсчитали) в него попали только две пули, обе в левое плечо, не задев жизненно важных органов – сердца и легких. Ему была своевременно оказана медицинская помощь, а после этого его увезли на лечение в израильскую клинику.

Труп Володи первоначально проходил неопознанным, по потом его пробили по дактилоскопическим учетам, и личность его была установлена. Также по определенным учетам быстро узнали, что Володя сидел в СИЗО в одной камере с Игорем.

Игорь затаился в Прибалтике у своего знакомого. Там его и вычислил УБОП. Потом мы в течение нескольких месяцев выцарапывали Игоря из прибалтийского государства по каналам «Интерпола». В конце концов справедливость восторжествовала, и прибалтийские полицейские передали Игоря на границе нашим УБОПовцам, которые и доставили его по месту производства предварительного следствия. Как именно по дороге УБОПовцы кололи Игоря, какими методами они его убеждали – не знаю (да и не особо хотел знать), но в первый же день, когда его привезли, он на показания дал мне полный расклад за покушение на убийство Мойши. Правда, он утверждал, что никакого убийства по найму не было, заказа он не получал, а просто проникся к Мойше такой личной неприязнью, что, как говорится, «кушать не мог». Эту неприязнь якобы заметил его обретенный в СИЗО приятель Володя, который сам вызвался убить Мойшу, чтобы его друг мог нормально питаться. А автомат и «Вальтер» Игорь вообще случайно нашел в лесу много лет назад, когда ходил по грибы. Короче, он отводил следствие от Савельича, как мог.

И хотя буквально через несколько дней Игорь пошел в отказ, дело по его обвинению я все равно направил в областной суд. Его признали виновным в организации покушения на убийство и незаконном обороте оружия, но дали почему-то 6 лет лишения свободы. Он уже освободился и вернулся жить в городок.

У Мойши же сложилось не всё так гладко. Вернувшись после лечения из Израиля, он закрылся в своем особняке-крепости и в буквальном смысле вообще не выходил оттуда ни на шаг. Свой досуг, то есть фактически всё время, он заполнял употреблением водки, сидя на кухне и положив рядом с собой на всякий случай служебное оружие – пистолет ИЖ-71, разрешение на которое он получил, оформившись охранником в свой же ЧОП. Так продолжалось несколько лет. Соответственно, у него постепенно отмели его водочный бизнес, и у него осталась всякая мелочевка – несколько АЗС, магазинов, кафе и тому подобное. Управляла всем этим его жена. Хотя была информация, что пара-тройка миллионов долларов у него на черный день все-таки где-то припрятано.

Но года через четыре, когда в городке окончательно утихли бандитские войны, Мойша стал покидать пределы своей крепости, хотя и не очень часто. Одним вечером он поехал в одно из своих кафе, где немного перебрал со спиртным. Чтобы вернуться домой, он вызвал такси, которое и довезло его до особняка. У ворот он вышел из машины, а когда таксист стал говорить, что нужно бы и рассчитаться, то сказал ему, что тот (таксист) работает у него водителем и за это получает зарплату (попутал, видимо, по синьке). На этом Мойша зашел в дом и по обыкновению засел на кухне продолжать вечерок. Но таксист не смирился с таким кидаловом и поехал за одним своим крепким другом, с которым они вернулись к дому Мойши. Охрана с дома к тому времени уже была снята, а ворота и двери Мойша за собой закрыть забыл. Поэтому таксист с другом свободно зашли во двор, а оттуда – в дом, где на кухне сидел Мойша с пузырьком и служебным ИЖ-71. Когда таксист и его друг вошли на кухню, Мойше, судя по всему, привиделось, что это бандиты пришли его убивать, и он из пистолета тут же уложил таксиста наглухо, а его друг успел убежать.

Мойшу арестовали, судили и приговорили за убийство таксиста к 12 годам. Он умер на зоне в позапрошлом году от острой сердечной недостаточности. Куда делись его долларовые миллионы, и были ли они вообще, так и останется неизвестным.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic