Category:

Про следствие и воспитательную работу

Не так давно совершенно случайно узнал, что в составе центрального аппарата Следственного комитета России оказывается есть управление по воспитательной и учебной работе. Как оно раньше прошло мимо моего внимания, не понятно. Потому что все, связанное с воспитательной работой в правоохранительных органах, вызывает у меня лично  приступы изжоги. И вот почему.

Изначально в Рабоче-Крестьянской Красной Армии и других строевых и полустроевых организациях при Советской власти существовала политическая работа (политработа). Делали эту работу политработники, что в общем-то логично. Именовались они в разное время по-разному, но не суть важно. Главной их задачей провозглашалось воспитание личного состава в духе преданности коммунистической идеологии в целом и коммунистической партии в частности. Оценивать деятельность политорганов можно по всякому, в зависимости от отношения к идеологии и тому подобному. Хотя рассуждая логически и судя по конечному результату, можно сказать, что особого толка эта работа не имела —в итоге СССР распался, коммунистическая идеология потеряла статус господствующей, и все это не в последнюю очередь потому, что по большому счету никто из воспитываемых на защиту государства и строя с оружием в руках не встал.  

На самом деле замполиты в армии воспитывали не столько офицеров (хотя и такая задачи перед ними ставилась), сколько солдат-срочников. Это и понятно: кого же еще воспитывать, как не вчерашних школьников и ПТУ-шников, не имеющих мало-мальского жизненного опыта. Поскольку численно Советская Армия перед развалом Союза была велика, то и численность замполитов тоже была не маленькая. Причем замполиты были только основанием пирамиды, потому что подчинялись они полиотделам, те — политическим управлениям, и все это в конечном итоге замыкалось на ЦК КПСС.

Но после распада СССР и резкого сокращения численности армии рынок замполитов оказался перенасыщен. В силу этой причины замполиты хлынули широким потоком в другие государственные органы. В большинстве случаев они переквалифицировались в специалистов по соответствующим профилям, тем более, что в подавляющем большинстве люди они были совсем не глупые. Но некоторым удалось усесться в подразделения по так называемой «воспитательной работе» в различных структурах.

Возникает резонный вопрос: А причем тут следствие? Ведь согласно  части 1 статьи 16 «О следственном комитете Российской Федерации», сотрудниками Следственного комитета могут быть граждане Российской Федерации, получившие высшее юридическое образование, обладающие необходимыми профессиональными и моральными качествами и способные по состоянию здоровья исполнять возлагаемые на них служебные обязанности. То есть подразумевается, что на работу в СК поступают взрослые люди, обладающие достаточным образованием, жизненным опытом и надлежащими моральными качествами. Зачем заниматься с ними «воспитательной работой», да еще и создавать для этого отдельную структуру? 

Вообще, по моему глубокому убеждению, воспитывать взрослого человека дело малоперспективное. Точнее, можно регулировать поведение взрослого человека, но исключительно методом «кнута и пряника». Сделал работу хорошо — получи поощрение, сделал плохо или вообще не сделал — получи взыскание. Причем лучше всего, чтобы поощрение и взыскание были материальными. Так это работает надежнее. Но для этого процесса не нужны воспитатели, достаточно и обычного руководителя подразделения.

Что характерно, в ФСБ как-то обходятся без подразделений по воспитательной работе. И в прокуратуре обходятся. И в таможне обходятся. Вот в Следственном комитете не могут. Также, как и в МВД, и во ФСИНе. Но там (в МВД и ФСИН) эти структуры хотя бы в статусе отделов воспитательной работы находятся. А в Следственном комитете аж целое самостоятельное управление.

При всем при этом реальных проблем в Следственном комитете выше крыши. К примеру, выступая совсем недавно на заседании Совета молодых следователей (само по себе звучит как пережиток ушедшей эпохи), глава СК А.И. Бастрыкин заявил, что в ведомстве более 6 тысяч следователей со стажем работы до 5 лет (https://sledcom.ru/news/item/1283421/). Давайте прикинем: штатная численность сотрудников Следственного комитета, замещающих должности, по которым предусмотрено присвоение специальных званий, составляет 19 871 человек. Если отнять центральный аппарат, отделы процессуального контроля, криминалистов, кадры, органалитиков и т.д., то чистых следователей останется где-то тысяч 12. Получается, что почти половина следователей в Следственном комитете — молодые, работающие меньше пяти лет. Интересно, а куда девались все старые, с опытом работы более пяти лет? Выходит, что как-то не задерживаются следователи в Комитете? Вот это, на мой взгляд, и есть настоящая проблема. Которую созданием управления учебно-воспитательной работы не решить.

Ну и немного о персоналиях. Возглавляет управление по воспитательной и учебной работе Следственного комитета Сергей Васильевич Петров. В 1988 году он окончил Ташкентское высшее общевойсковое командное училище, проходил службу в Вооруженных силах. С.В. Петрову довелось воевать в различных «горячих точках». В боях второй чеченской войны командовал разведывательной ротой 56-го гвардейского десантно-штурмового полка. В 2000 году стал Героем России. Служил в Главном Управлении воспитательной работы Вооруженных сил РФ, был заместителем командира полка. После этого назначен начальником группы отдела по работе с общественными и религиозными объединениями Управления патриотического воспитания и связи с общественностью Главного управления воспитательной работы ВС РФ. Это из его официальной биографии на сайте Следственного комитета (https://sledcom.ru/document/1102747). Правда, он там значится полковником юстиции, хотя еще 22.02.2017 года указом Президента Петрову С.В. присвоено специальное звание «генерал-майор юстиции» (http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201702220058?index=2&rangeSize=1). 

При этом я ничего не имею против лично С.В. Петрова. Он боевой офицер, Герой России, наверняка достойный человек. Но вот какое отношение он имеет к органам следствия, я понять вообще не могу. Тем более, к воспитанию следователей и организации с ними учебного процесса. Кстати, вот как сам С.В. Петров видит перспективы работы своего управления (приведу цитату полностью отсюда: https://tass.ru/obschestvo/4043145):

«Следственный комитет РФ активно развивает кадетское движение и изучает идею создания собственной психологической службы. Об этом рассказал руководитель управления учебной и воспитательной работы СК РФ Сергей Петров. Он отметил, что следователи каждый день сталкиваются с изнанкой жизни, выезжая на наиболее тяжкие преступления. "Мы сейчас ведем работу, чтобы создать службу психологической помощи", - признал Петров. Также СК выстраивает работу с учреждениями культуры. "Мы заключили договор с театром имени Вахтангова, с Малым театром, договор с Союзом писателей, с Мариинским театром в Санкт-Петербурге. Наша молодежь, кадеты, студенты приходят на прогоны в театр Вахтангова, - рассказал Петров. Следственный комитет - структура молодая, примерно 70% - это молодые сотрудники в возрасте до 30 лет. "Люди приходят из вузов, юридическое образование есть, а навыка и знаний следственной работы практически нет. Нет самого главного - знания профессии, - заметил Сергей Петров. - Иметь диплом юриста - достаточно престижно, но профессия следователя не предполагает каких-то огромных гонораров. Очень много людей, проработавших в нашей системе, потом уходят, чтобы люди не уходили, их надо заинтересовать, они должны почувствовать важность этой работы".

Короче говоря, этакий типичный набор замполитовских штампов эпохи позднего «застоя». Так и хочется сказать руководителю управления воспитательной и учебной работы (который сам следователем ни дня не работал): Чтобы молодые следователи не уходили после двух-трех лет работы, их не надо воспитывать. Просто надо обеспечить им надлежащий уровень оплаты труда и условия работы. Но раз люди от вас бегут со страшной силой, не отработав в своей массе и пяти лет, значит в Следственном комитете хромает либо одно, либо другое, либо все вместе взятое.  

Кстати, небольшой инсайд из Следственного комитета: сами сотрудники СК между собой ласково называют управление воспитательной и учебной работы «аккордеонистами». Как думаете, почему?  

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic