Category:

Про запоздавшее понимание

Для тех, кто не читал моих старых постов, краткое содержание предыдущих серий: в начале 90-х годов романтично настроенный молодой человек, начитавшись детективов и насмотревшись фильмов типа «Место встречи изменить нельзя», «Инспектор Лосев», «Я, следователь» и тому подобных, трудоустраивается в органы прокуратуры, чтобы недрогнувшей рукой насаждать вокруг себя справедливость и законность, ну и расследовать всякие таинственные и загадочные преступления. Он попадает работать следователем в прокуратуру сельского района в глубинке за Уралом, где суровая действительность стучит его еб***ником об асфальт, заставляя день через день выезжать на ножевые по синьке, трупы неудавшихся пианистов (отравившихся спиртом «Рояль») и тому подобные происшествия, тем самым быстро выбивая из него всю романтику. Так вот, тот молодой человек – это я.

В общем, в начале 90-х, являясь следователем сельской прокуратуры, 7 января я в составе следственно-оперативной группы выехал на место обнаружения трупа в поселок Синие Зори нашего района. Тогда только-только начала возрождаться традиция праздновать Рождество, ранее напрочь запрещаемая. Что-что, а возрождать традиции празднования у нас любят и умеют, поэтому бухать в рождественскую ночь стали не просто так, а вдумчиво и серьезно. Но сейчас не об этом. Труп молодого человека на вид 23-28 лет, одетого в верхнюю одежду по сезону, лежал на плотно притоптанном снегу тропинки в положении на животе. Тропинка была шириной метра полтора, и вела от стоявших в ряд нескольких двухэтажных домов через двор на другую улицу. При этом она пересекала наружную теплотрассу, возвышавшуюся над уровнем земли где-то на метр или около того, причем над теплотрассой был выстроен деревянный переход с несколькими ступеньками с каждой стороны и небольшой площадкой на вершине. По случаю зимы переход был покрыт плотно утрамбованным снегом, причем утрамбованным до состояния льда. Проще говоря, переход был очень скользким. Труп лежал буквально в метре от перехода, на стороне, ведущей к улице, и головой туда же. Из видимых телесных повреждений на трупе имелась обширная ссадина в области лба справа. В дальнейшем судебно-медицинское исследование показало, что смерть парня наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, причем эксперт не исключал ее получение от соударения с неограниченной поверхностью при падении с высоты собственного роста. В крови трупа было обнаружено какое-то серьезное количество промиллей, соответствовавшее сильной степени у живых лиц.

Личность трупа установили сразу же, поскольку погибший являлся местным жителем. Так же быстро установили и обстоятельства, предшествовавшие смерти. В рождественскую ночь несколько молодых семей лет по 25-28 собрались отметить это дело в квартире одной из пар, проживавшей как раз в двухэтажном доме у перехода через теплотрассу. Отмечание проходило в теплой, дружественной обстановке, но часа в два ночи супруга погибшего парня заявила, что достал он ее уже, и друзья-алкаши ее тоже достали, поэтому собралась и ушла пешком домой. Парень посидел еще пару часов с друзьями, и потом тоже пешком вышел из квартиры, сказав, что идет домой. А поутру его нашли у того самого перехода.

Ситуация была яснее ясного: парень, утратив координацию движений на почве алкогольного опьянения, преодолевая скользкий переход теплотрассу навернулся оттуда, упал головой вниз и получил смертельную черепно-мозговую травму. Поэтому я, получил заключение судебно-медицинского исследования, с легким сердцем вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Однако где-то через пару месяцев, когда наши отказные материалы проверяла прокуратура области, это постановление было отменено и прокурору района было прямо указано возбудить по этому факту уголовное дело по статье 103 УК РСФСР – умышленное убийство. Все наши доводы о том, что это просто несчастный случай, прокурора отдела по надзору за следствием прокуратуры области не убедили совсем.

Поэтому уголовное дело было возбуждено, и началось предварительное расследование. Не буду много распинаться о том, что по делу было сделано, отмечу только, что сделано было немало. Но никаких сведений о том, что парень стал жертвой убийства, получено не было. Поэтому после истечения установленного законом двухмесячного срока следствия и обсуждения этого вопроса с прокурором района я данное уголовное дело прекратил за отсутствием события преступления.

Но надзирающий прокурор из областной имел другое мнение, и это мое постановление было отменено. Уголовное дело возобновилось, и мы с уголовным розыском снова стали пахать носом землю в поисках убийцы. Нас даже дважды вызывали на заслушивание в прокуратуру области, где высокие руководителя недоумевали, почему мы в течение такого длительного времени не можем раскрыть такое просто бытовое колхозное убийство.

В общем, порасследовав это дело еще месяца два, я приостановил его за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Или, говоря на жаргоне, дело заглухарилось. Было очень жалко потраченных на него сил, времени и средств, но тем не менее.

К чему я припомнил этот случай? К тому, что надзор за предварительным следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью необходим, и без него никак нельзя. Да, в тот раз надзирающий явно перестраховался, это было понятно всем. Но в таких вещах, как убийство человека, наверное лучше перестраховаться, чем пустить все на самотек и отдать на откуп исполнителям. Понимать все это я начал только с годами, и то только после того, как сам перестал быть следователем.

Так что я вынужден признать, что несколько погорячился вчера со своим поздравлением в ЖЖ. И именно сегодня, 12 января, я хочу поздравить всех причастных к органам прокуратуры Российской Федерации с их профессиональным праздником, и пожелать им всего самого наилучшего, а главное – успехов в укреплении законности.  

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic