yulianovsemen (yulianovsemen) wrote,
yulianovsemen
yulianovsemen

Про следственный комитет

Давно хотел высказаться по некоторым актуальным вопросам правоохранительной деятельности, и этот пост будет как раз из данной серии. Сейчас речь пойдет о Следственном комитете России. Предупреждаю, что все нижесказанное является исключительно моим субъективным мнением, сам я непосредственно в Следственном комитете России никогда не работал, но имел возможность наблюдать за его деятельностью со стороны. Традиционно не претендую на непреложность своих оценок, буду рад услышать и другие точки зрения.

Для начала немного аллегории. Представьте себе парусное судно, на котором тащит службу команда матросов. Все матросы выполняют, условно говоря, одну и ту же работу – перемещают канаты. Но почему-то так сложилось, что они поделены на четыре неравные части. Первая часть матросов самая многочисленная, она одета в тельняшки с синими полосами, таскает практически все канаты подряд. Другая часть матросов поменьше, на них тельняшки с красными полосами, канаты они таскают не все, а только некоторые. Третья часть команды – матросы в тельняшках с зелеными полосами, их еще меньше и они таскают исключительно канаты из конопли. Ну и самая малочисленная часть - это матросы в тельняшках с черными полосами, им доверяют тащить только один, секретный канат, который нужно тянуть в лучшем случае раз в три года.

Представили? Тогда перенесем эту аллегорию на существующие реалии российского следствия: первая часть команды это следователи МВД, вторая - следователи следственного комитета, третья – наркоконтроля (точнее, почившего ныне в бозе ФСКН), ну а четвертая – органов безопасности (в просторечье ФСБ). Вот, в сущности, и всё, что нужно знать о построении системы органов предварительного следствия в нашей стране. То есть абсолютно все следователи во всех перечисленных структурах занимаются одним и тем же – расследованием уголовных дел в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Всё остальное – разная форменная одежда, разная система денежного довольствия и социального обеспечения и т.д. – это от лукавого. Главное, что все следователи выполняют один и тот же функционал.

Конечно же, пытливые умы уже очень давно приметили эту особенность (только вместо следственного комитета тогда были следователи прокуратуры). И когда в конце 80-х – начале 90-х сквозняком от ветра перемен повыбивало половину форточек (кстати, у многих только в головах), то родилась красивая идея создания единого следственного ведомства. Ему даже название тогда же придумали – Следственный комитет. Лично я с таким проектом познакомился впервые где-то году в 1992-м, в этом проекте предусматривалась абсолютная независимость следствия от всех и вся, какие-то космические социальные льготы и невообразимые условия труда в виде персональной машины с водителем и секретарши на каждого отдельно взятого следователя. Да, мечтать не вредно… Но реальность была, как всегда, суровой и беспощадной. Денег у Родины на такие эксперименты не было совсем, более того, средств хватало только на поддержание существовавшей системы в более-менее работоспособном виде. Так и прошли 90-е и первая половина 2000-х годов.

Но идея осталась, и неожиданно для всех всплыла в 2007 году, когда образовали Следственный комитет при прокуратуре РФ на правах полуавтономной структуры, а в 2011 году вообще отделили от прокуратуры, сформировали отдельное федеральное ведомство, в коем статусе это кефирное заведение до сих пор и пребывает.

Это был небольшой экскурс в историю, а теперь о плюсах и минусах, которые видятся мне в существовании самостоятельного Следственного комитета. Только я, в соответствии со своим положением, буду оценивать СК смотря не сверху вниз, а снизу вверх, то есть с «земли». Начну с минусов.

Самый главный минус с моей точки зрения заключается в том, что все эти реформы совершенно не изменили условия труда следователей «на земле». К примеру, работал следователь в прокуратуре сельского района, был у него кабинет в здании прокуратуры, необходимая оргтехника и канцелярия. Служебную машину он видел только по большим праздникам, так как она в районной прокуратуре всегда одна и предназначена исключительно для перемещения задницы прокурора из точки «А» в точку «Б» и обратно. Следователи же испокон веков ездили по служебным делам на личном транспорте. Казалось бы, с созданием СК всё должно измениться. А вот хрен там плавал: из кабинета в районной прокуратуре следователя попросили (он же теперь из другого ведомства), и сидит он теперь в другом райцентре, где расположен межрайонный отдел СК. А в обслуживаемый район он ездит для выполнения следственных действий. Или наоборот, живет он в обслуживаемом районе, но постоянно гоняет в межрайонный отдел за подписанием каждой бумажки у руководителя. В обоих случаях мотается следователь на личном автомобиле, потому что служебный автомобиль в межрайонном отделе один и предназначен он, как вы уже понимаете, исключительно для перемещения задницы руководителя отдела из точки «А» в точку «Б» и обратно. И так во всем, включая канцелярию.

Может быть, в связи с образованием СК на следователя с «земли» снизилась нагрузка, и он теперь имеет возможность более тщательно заниматься уголовными делами и материалами, так как их стало меньше? Ничего подобного, нагрузка на «землю» только увеличилась. Мне трудно понять, с чем связано то обстоятельство, что верховные жрецы Следственного комитета постоянно тянут на себя одеяло подследственности. Но факт есть факт: постепенно к подследственности СК относится все больше и больше преступлений. К примеру, сейчас СК расследует все дела о преступлениях несовершеннолетних и дела по налоговым преступлениям, чего не было в прокурорском следствии. А это существенное увеличение нагрузки, причем в случаях с малолетками нагрузка возросла по количеству дел, а по налоговым преступления – по качеству (налоговые составы зачастую очень сложны в квалификации преступлений и доказывании). У меня есть только одна догадка о причинах такого положения вещей: это растущие амбиции руководителей СК России, которые, судя по всему, не совсем представляют себе текущую работу на местах в деталях, но хотят подмять как можно больше составов преступлений под себя любимых. А тем временем следователи «на земле» буквально завалены делами и материалами, в результате чего волокита приняла огромный размах.

Но следователь не существует в вакууме, он должен строить свою работу во взаимодействии с другими правоохранительными органами, иначе ему удачи не видать. Видимо, с созданием самостоятельного СК в этом вопросе всё стало просто замечательно? Отнюдь. В частности, испортились отношения с прокуратурой. Тут, кстати, очень силен субъективный момент. Дело в том, что подавляющее число прокуроров самостоятельный СК воспринимает очень негативно: «Ккак же так, были наши, стали самостоятельные? А ведь мы – самые могучие, мы – прокуратура! Ну, тогда получите без всяких скидок профилактическую клизму на полведра скипидара с патефонными иголками», как говаривал один известный литературный персонаж. В свою очередь, руководители отделов в самостоятельном Следственном комитете тоже имеют свои амбиции: «Мы теперь самостоятельные, и вертели прокурора на том самом патефоне, откуда он иголки берет». Более того, в первые годы существования СК в качестве самостоятельной структуры у него с прокуратурой шла открытая война на всех уровнях, включая самый верхний. И хотя сейчас уже такой прямой войны нет (хотя в некоторых субъектах РФ, возможно, она продолжается), но осадочек остался, обе стороны продолжают тихо ненавидеть друг друга, и при случае не преминут смачно плюнуть коллегам в тарелку. Конечно, всё это весьма негативно сказывается на конечном результате – расследовании уголовных дел. При этом пострадавший всегда только один, и это, как нетрудно догадаться, все время будет следователь.

С органами внутренних дел (или полицией) отношения тоже у следователей СК так себе. Тут сказываются два фактора. Во-первых, отношения с полицией всегда будут «не фейерверк», так как следователи СК расследуют в отношении полицейских уголовные дела. Но это еще не главное, потому что следователи прокуратуры тоже расследовали дела по милиционерам, но всё было не так уж и плохо. Дело в том, что раньше за своего прокурорского следователя всегда бился батька-прокурор, у которого что тогда, что сейчас имеется значительное количество весьма внушительных рычагов давления на полицию. Ныне следователь СК для прокурора уже никто, и приходится следователям крутиться, кто как может. Надо заметить, что ряд следователей сумели наладить отношения с полицией (а без этого никак), но большинство так и не может решить элементарные вопросы. А вопросы эти насущные: тут и доставка свидетелей, и проведение следственных действий, требующих значительных сил (типа обысков, следственных экспериментов и т.д.), конвоирование обвиняемых, да много еще чего, текущего, но очень нужного.

Более того, некоторые руководители СК на местах пытаются привить подчиненным следователям некую элитарность, внушая им, что полиция – это просто тупое быдло, а вот мы, мол «элита». Весьма опасное заблуждение, кстати. Люди, высказывающие подобные утверждения, видимо не понимают, что каждый должен грызть свою морковку, и морковки эти разные. То есть к следователям должны предъявляться одни требования, а, к примеру, к оперативному составу – совсем другие, и сравнивать уровень элитарности этих служб между собой просто глупо. Но ведь сравнивают, и тем самым стравливают между собой людей, которые, вообще-то, должны тесно взаимодействовать.

Да и в целом, стопроцентная «элитарность» личного состава самостоятельного Следственного комитета лично у меня вызывает некоторые сомнения. Нет, на самом деле сейчас в Следственном комитете работает достаточное количество толковых и крепких профессионалов, есть и по-настоящему талантливые люди. Но в целом текучка кадров в СК продолжает оставаться достаточно большой. Да и берут в СК теперь зачастую бывших следователей из того же МВД (особенно это резко контрастирует со старой, настоящей прокуратурой, куда из милиции не брали в принципе). Так что пока с «элитарностью» там не очень дела обстоят.

Тогда, может быть, с образованием Следственного комитета оптимизировался процесс принятия решений, ведь следователь стал совершенно самостоятельным? К сожалению, нет. Вообще, пресловутая абсолютная самостоятельность возможна только у некоей субстанции, которая, согласно народной мудрости, болтается в проруби, и то по воле волн, если докапываться до сути. В жизни следователь стал еще более несамостоятельным, ведь у него появился свой отдельный руководитель, и над ним еще отдел процессуального контроля. И все основные решения следователь принимает только после одобрения этих инстанций, а ведь им же нужно каждое дело или материал изучить, в каждый вопрос вникнуть… Ну и надзирающий прокурор никуда не делся, ведь какой бы Следственный комитет не был самостоятельный, утверждать обвинительное заключение, к примеру, всё равно придется у прокурора. Короче, всё стало медленнее и бюрократичнее.

Итак, вот краткий перечень минусов, который видится мне в существовании самостоятельного Следственного комитета. Теперь плавно перейдем к плюсам.

Самый главный плюс содержится в тексте указа Президента РФ от 14.01.2011 г. № 38 «Вопросы деятельности Следственного комитета Российской Федерации», а точнее, в подпункте «а» пункта 3 данного указа: «установить… предельное количество должностей в Следственном комитете Российской Федерации, по которым предусмотрено присвоение высших специальных званий, - 223 единицы». В переводе на общеупотребительный русский язык это означает, что страну осчастливили появлением на свет более двухсот новых генералов, причем юстиции.

В их числе такие "непосредственно связанные со следствием" должности, как руководитель Главного управления обеспечения деятельности СК России, руководитель управления кадров СК России, руководитель управления международно-правового сотрудничества СК России, руководитель правового управления СК России, руководитель управления по рассмотрению обращений граждан и документационному обеспечению СК России, первый заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России - руководитель организационно-контрольного управления, первый заместитель руководителя Главного управления обеспечения деятельности СК России, заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России, заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России - руководитель информационно-методического управления, заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России - руководитель управления собственной безопасности, заместитель руководителя Главного управления обеспечения деятельности СК России - руководитель управления материально- технического обеспечения. Ну и любимец публики - руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации СК России, как же без него.

В списке также все руководители следственных управлений (и главных следственных управлений) СК России по субъектам, в главных следственных управлениях – еще и первые заместители, ну и ряд руководителей управлений центрального аппарата СК России. Отдельно можно упомянуть двух старших помощников по особым поручениям Председателя СК России и двух его просто старших помощников (все четверо - генерал-майоры юстиции).

Тут надо сказать, что я не являюсь принципиальным противником существования генералов, как таковых. Более того, я не утверждаю, что абсолютно все генералы юстиции, руководящие следственными управлениями по субъектам, это никчемные люди. Уверен, что среди них достаточно много отличных профессионалов, управленцев и при этом честных людей. Но вот почему-то мне кажется, что с генералами у нас как-то в последнее время происходит перебор, что ли… Буквально несколько месяцев назад Президент упразднил такую структуру, как ФСКН России. Не думаю, чтобы в ней было намного меньше генералов, чем в СК, но уверен, что сокращение количества генералов на противодействии незаконному обороту наркотиков не скажется вообще никак. Да и экономия бюджетных средств не на последнем месте в наше время. Тем более, что генералы – это ведь на самом деле только верхушка айсберга. У генералов должны быть заместители – полковники, и так далее по нисходящей линии.

И еще: ну как может быть генерал-майором юстиции человек, который в жизни живого жулика не видел и настоящего трупа не нюхал? Это я о главжурналисте Следственного комитета, то есть о руководителе управления взаимодействия со средствами массовой информации СК России Маркине В.И. Я не буду сейчас пускаться в дискуссии, хороший Маркин журналист, или плохой (хотя ему можно при случае и отдельный пост посвятить). Дело в другом: почему журналист должен быть генерал-майором, причем юстиции? Конечно, это касается и главтыловика, и главкадровика СК России, просто главжурналист больше на слуху. Да, я понимаю, что в сегодняшних условиях пиар – великое дело, но почему пиаром должен заниматься исключительно журналист в генеральских погонах?

Еще к несомненным плюсам самостоятельного Следственного комитета можно отнести и немаленький такой центральный аппарат, ну и обеспечивающие службы на местах в управлениях по субъектам. При этом я отдаю себе отчет, что существование и центрального аппарата, и всех обеспечивающих служб в провинциях, и генералов СК России наверняка несет важную социальную функцию – обеспечивает занятость населения. Но вот как это в принципе облегчает текущую работу следователей, не могу понять, и всё.

Отдельным плюсом самостоятельного Следственного комитета также является возможность удовлетворения амбиций руководства путем рапортования в СМИ о возбуждении уголовных дел по громким происшествиям. Хотя у меня при чтении подобных сообщений всегда возникает только один вопрос: а что, можно было и не возбудить уголовное дело по громкому ЧП, к примеру, как недавний случай в Карелии? Для меня большей новостью было бы узнать, что по таким фактам в возбуждении дела отказано, и почему именно. А так читаешь официоз СК по резонансным ЧП в стиле «сегодня после рассвета взошло солнце» и думаешь, что это дневник школьника: «Встал, умылся, позавтракал…». Может, я слишком привередлив, спорить не буду. Ну и прочие хотелки руководства СК в виде возбуждения заведомо бесперспективных уголовных дел, но с громкой оглаской своей как бы принципиальной позиции, и выдвижение каких-то безумных законодательных инициатив, типа создания финансовой полиции, и так далее.

Да, еще красивые парадные белые кителя в сталинском стиле у генералитета. Как же я мог об этом забыть? Один вид своего руководителя в парадном белом кителе – вот что, несомненно, должно вдохновлять следователей в их нелегком повседневном труде.

Вот и все плюсы. Во всяком случае, больше я припомнить не могу.

Подводя итоги: на мой взгляд, создание отдельного Следственного комитета было ошибкой, это показала практика. Конечно, можно предлагать создание очень многих самостоятельных структур, это очень порадует людей, которые займут там руководящие (то есть генеральские) должности. К примеру: да что мелочиться, давайте создадим отдельную федеральную службу участковых уполномоченных (сокращенно ФСУУ, и заставим сотрудников этой аббревиатурой представляться)? Или федеральную службу по контролю за несовершеннолетними (тут даже аббревиатура готова – ФСКН)? Или федеральную дорожно-патрульную службу (ФДПСС)? Посадим во главе каждой службы по генералу в каждом субъекте, и будем смотреть, как они меряются между собой шириной лампас, персональными автомобилями и прочими амбициями, при этом исполнители всё так же будут предоставлены в решении текущих проблем сами себе. Самое смешное, что не в последнюю очередь такому развитию событий мешает некоторый дефицит федерального бюджета, за что я ему немного благодарен.

Меня могут упрекнуть словами: Критикуешь? Предлагай! Я, конечно, не теоретик, но я бы предложил, для начала, вернуть всё в первоначальное состояние, то есть упразднить Следственный комитет и отдать следователей в прокуратуру, с возвратом прежней подследственности. И тогда многие минусы, о которых я тут написал, исчезнут. Да, будут потери: исчезнут и генералы, и куча каких-то клерков, не имеющих отношения к следствию, но это необходимый побочный эффект, причем дающий значительную экономию бюджетных средств. И, кстати, хоть будет чем занять изнывающую сейчас от безделья прокуратуру.

А в отдаленной перспективе я бы вообще оставил следствие в нынешнем виде только по особо тяжким и должностным преступлениям, причем в составе прокуратуры, а по остальным составам пусть было бы дознание в максимально сокращенной форме в МВД. Но это отдельная тема, к вопросу данного поста не относящаяся.

Tags: мнение, прокуратура, следственный комитет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments