Category: авто

Про самый эффективный способ борьбы с некомплектом

Прислали мне тут бывшие коллеги по службе один любопытный документ, а именно свежий приказ МВД России. Приведу его с незначительными сокращениями, которые на суть дела не влияют:

Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Про нарушенную логику

В поисках одного материала наткнулся на свежую публикацию «Эха Москвы», в которой рассказывалось о том, что Центр организации дорожного движения (ЦОДД г. Москвы) заявил о готовности выложить в открытый доступ список адресов камер видеофиксации. В пресс-службе ЦОДД также сказали, что передвижные комплексы без труда можно увидеть на дорогах – они забрендированы, у них яркая зеленая оклейка.  Сама по себе новость — не особая сенсация, но искренне поразил вот такой к ней комментарий:

Или я чего-то не понимаю, или одно из двух. Как контроль за скоростью своего автомобиля может повышать опасность аварии? Как комментатор вообще управляет транспортным средством на дорогах общего пользования, если не может одновременно контролировать скоростной режим и наблюдать за дорожной обстановкой? Знает ли он, что скорость движения в населенных пунктах определяется Правилами дорожного движения и дорожными знаками, а не наличием либо отсутствием камер? Кто тот человек, который с такими навыками вождения выдал ему водительское удостоверение и вообще пустил его за руль? И самое главное: что произошло бы, если бы на Минском шоссе не было передвижных камер автоматической фотовидеофиксации нарушений Правил дорожного движения, и автору не надо было следить за скоростью своего автомобиля? Он бы развил первую космическую скорость и покинул нашу планету?

Collapse )

Про электронные права

Пишут тут, что ГИБДД планирует сделать электронные водительские удостоверения, причем уже к 2020 году. По словам начальника ГУОБДД МВД России Михаила Черникова, через год можно будет не носить с собой водительское удостоверение и свидетельство о регистрации автомобиля. "Когда не было электронных баз данных, водительское удостоверение было подтверждением, что человек имеет право управления транспортным средством. А сейчас это подтверждение можно реализовывать с помощью информационных систем", — заявил он.

В принципе, дело хорошее. Даже не так: давно назревшее. Потому что и в самом деле электроника (которая, в сущности, была всегда наукой о контактах) достигла сейчас невиданных высот. Информатизация, и все такое прочее. Но в этой связи у меня есть такой вопрос: раз водительское удостоверение или свидетельство о регистрации транспортного средства можно запросто сделать электронными, то есть безбумажными, то почему у нас до сих пор существует такая штука, как справка о составе семьи?

Collapse )

Про формирование общественного мнения

В последнее время некоторые френды в ЖЖ стали высказываться в том духе, что вся волна последних месяцев наездов на российских чиновников разных уровней (в том числе и по надуманным в сущности предлогам) это не случайность, а некая целенаправленная кампания. Честно говоря, мне казалось, что это предположение не имеет под собой оснований. Но что-то как-то и я начал задумываться в этом же духе. Судите сами.

Есть некий твиттер-аккаунт, который я читаю исключительно в развлекательных целях, назывется «Пьяный твиттер». Прикольчики, мемасики и тому подобные картиночки – что еще нужно человеку, чтобы позалипать в телефон на перекуре и отправить потом в общий чат Ватсаппа что-то интересное. В общем, развлекаловка в чистом виде, хотя 2,72 млн. читателей – не хухры-мухры.

Но на днях натыкаюсь там вот на такой твит:

Какая замечательная манипуляция! Искажено все, что можно. И для того, чтобы это понять, не надо быть семи пядей во лбу. Достаточно просто открыть первые же результаты в поисковиках. К примеру, английский принц Филипп действительно отказался от водительских прав после аварии. Вот ссылка (между прочим, Русская служба ВВС, то есть самый британский источник, какой только можно найти на русском языке):

Collapse )

Про приговор «честному гаишнику»

В Сургуте осудили Сергея Иванова, который ранее стал известен в сети как «честный гаишник». Это почетное звание он получил за то, что задержал и оформил сына бывшего главы УГИБДД УМВД России по ХМАО Сергея Алгазина за управление транспортным средством в состоянии опьянения. И вот сейчас этого «честного гаишника» признали виновным в превышении должностных полномочий и приговорили к к трем годам лишения свободы. Правда условно, но тем не менее. 

Конечно, в интернете сразу пошла волна «народного возмущения»: мол, вот так система расправляется с неугодными и все в таком духе. Ну да, если не вдаваться особо в подробности (а у нас этого никто особо делать не любит), то все произошедшее так и выглядит.

А если немного вдаваться в эти самые подробности, то можно узнать, что в мае 2016 года в Сургуте сотрудник ДПС  Сергей Иванов несколько раз пнул лежавшего на земле человека, не оказывавшего в тот момент никакого сопротивления. Что и было квалифицировано по статье 286 как превышение должностных полномочий, повлекшее существенное нарушение охраняемых законом прав и интересов граждан. Доказать обратное Иванов в суде не смог, и поэтому был осужден.

В связи с этим хотелось бы изложить банальщину: реальная жизнь всегда сложнее каких-то умозрительных схем, и никогда существующие в ней люди не бывают какого-то одного «цвета», черного или белого. Люди бывают разные, у них встречаются всяческие достоинства и недостатки, причем в каких-то случайных пропорциях. Как там было у Высоцкого:

Collapse )

Про то, как в 90-е становились бандитами (часть 2)

Продолжение истории, начало: https://yulianovsemen.livejournal.com/24706.html

И вот одним октябрьским вечером Игорь привез на своей машине Егора, у которого с собой был полученный от Савельича ТТ, к коттеджному поселку, налил ему 50 грамм спирта «для сугрева и храбрости», вручил черную кожаную куртку, черную шапочку с прорезями для глаз (от фирменного костюма «ниндзя», кстати) и отправил в темноту улицы ждать Сашу-бандита. Минут через сорок к одному из домов подъехала «девяносто девятая» с номером «099», из нее вышел мужчина и подошел к воротам, которые стали открываться изнутри. Не мешкая, Егор подбежал к мужчине и с трех метров выстрелил в него из ТТ-шника семь раз, после чего сразу же убежал к стоявшей на окраине поселка машине Игоря. Там он отдал куртку, шапочку и пистолет, и Игорь отвез его домой, в общагу, а сам сжег шапочку и куртку в кочегарке своего дома. Савельич же в это время бухал в одной деревне у какого-то знакомого – обеспечивал себе алиби.

Казалось бы, тут и делу край, однако на самом деле всё только начиналось. Наутро Савельич узнал, что Егор попал в цель три раза, но застрелил не Сашу-бандита, а его правую руку – казначея «бригады» по имени Алик. Дом Алика стоял как раз напротив дома Саши-бандита, и был точно таким же. Оказалось, что в тот день сам Саша вообще не поехал в офис, а у Алика как раз сломалась машина, и Саша дал ему свою «99» с номером «099». Короче, Егор перепутал и убил не того.

Collapse )

Про нестандартное решение

Еще одна история из серии «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». То есть о том, что даже самое тщательное планирование не в состоянии предусмотреть всех возможных жизненных ситуаций. Эту историю я услышал от коллеги на одной тематической ведомственной пьянке под условным наименованием «Семинар-совещание по обмену передовым опытом выявления коррупционных преступлений в органах внутренних дел». Насколько изложенные тогда коллегой под коньяком обстоятельства соответствовали действительности, мне судить трудно, но в целом я склонен верить его рассказу.

События происходили в первой половине нулевых годов, то есть в те времена, когда коррупционеры не страдали излишней стеснительностью и брали мзду прямо живьем, то есть в руки. В УСБ главного управления внутренних дел по одному субъекту Федерации пришла женщина-коммерсантка с заявлением о том, что некий начальник службы криминальной милиции (СКМ) ОВД по Пригородному району по фамилии Хитромудрин вымораживает с нее в виде взятки денежные средства в какой-то значительной сумме. В какой именно сумме, и за что конкретно Хитромудрин вымораживал с коммерсантки бабло, я сейчас уже не помню, да это и не важно, поскольку к дальнейшим событиям имеет опосредованное отношение. В общем, в УСБ заявление приняли и отправили коммерсантку на встречу с Хитромудриным, зарядив её звукозаписывающей аппаратурой скрытого ношения (дали портативный диктофон).  

Collapse )

Про посеявшего ветер

Сегодня без особых предисловий: Данная история произошла в конце нулевых годов нашего века, в тот период, когда я служил в подразделении собственной безопасности органов внутренних дел. Началось все с того, что в апрельский день, точнее глубокой ночью с пятницы на субботу, прошло сообщение о том, что в одном из райцентров нашей провинциальной глубинки произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого получила серьезные травмы молодая женщина. Но самая суть была в том, что единственным автомобилем, участвовавшем в этом ДТП, был пожилой, но вполне себе еще бодренький «морковник» (то есть «Тойота Марк II”), принадлежавший оперуполномоченному уголовного розыска местного райотдела Застенникову, который по первоначальной информации был обнаружен около этого автомобиля в состоянии опьянения. Поэтому на место происшествия незамедлительно выдвинулись сотрудники инспекции по личному составу (ИЛС) областного УВД.

Вообще-то термин «незамедлительно выдвинулись», применяемый в советской, потом российской милиции, а сейчас — в обновленной полиции, простому обывателю представляется исключительно по кинофильмам эпохи СССР: по громкой связи в органе внутренних дел звучит суровый голос дежурного: «Опергруппа, на выезд!», услышав который все участники этой опергруппы, до этого мирно занимавшиеся в комнате отдыха чтением научно-популярной литературы или настольными играми, будят СРС (служебно-розыскную собаку), и под тревожную, но бодрящую фоновую музыку быстро грузятся в служебный автомобиль, который, в свою очередь, уже стоит «под парами», и сразу же срывается с места, включив СГУ, или в просторечии - «люстру». Ну или по фильму «Улицы разьитых фонарей», где начальник «угла» Соловец говорит, заглядывая в оперской кабинет: «Андрюха, у нас труп, по коням!». В жизни ничего подобного не происходит. Если ехать нужно в какой-то отдаленный район, то сначала дежурный обзванивает перспективных жертв (в данном случае — сотрудников ИЛС), доводит до еще не проснувшихся мозгов тех, кому удалось дозвониться, вводную информацию, и дает команду прибыть в УВД. А сам в этом время занимается вопросами заправки бензином автомобиля, который поедет в район, то есть опять же по телефону пытается разбудить кого-то из ответственных тыловиков, которые могут разрешить внеплановый отпуск горючего, и так далее и тому подобное. В итоге «незамедлительно» означает часа через два-три, если не больше.

Еще одно необходимое разъяснение: в милиции (полиции) разделение обязанностей между службами очень строго регламентировано, причем настолько понятно и недвусмысленно, что иногда разобраться в том, какая служба согласно нормативным документам за что отвечает, невозможно в принципе. К примеру, борьбой с личным составом в МВД (помимо непосредственных командиров), занимается две службы: собственной безопасности (которая подчиняется непосредственно начальнику УВД) и инспекция по личному составу (которая подчиняется начальнику УРЛС, то есть управления кадров). У каждой из этих служб свои руководящие нормативные документы, и четкого разграничения полномочий между ними как бы и нет. В связи с этим во всех УВД между руководством этих служб заключаются устные договоры о ненападении, в которых оговариваются сферы влияния. Как правило, все залёты милиционеров «по синьке», в том числе и ДТП — это сфера влияния ИЛС, а совершенные милиционерами преступления — УСБ. Вот поэтому на факт совершения ДТП пьяным опером выехали именно сотрудники инспекции, а не УСБ.

Короче говоря, два сотрудника ИЛС, поднятые дежурным, добрались до того райцентра уже под утро. В ходе сбора ими первоначального материала было выяснено, что накануне вечером в свободное от службы время оперуполномоченный Застенников употреблял в себя спиртные напитки в доме своего приятеля Кенгурятникова. Помимо них, за столом присутствовала некая Сумбурцева, девушка двадцати пяти лет, холостая, незамужняя, в брачных отношениях не состоящая, официально одинокая, но поддерживающая с опером Застенниковым исключительно дружеские отношения на половой основе. Кстати, сам Застенников, которому тогда было что-то около двадцати семи лет, был женат. Но дело не в этом. Где-то около часа ночи Сумбурцева на почве вызванной застольным общением эйфории (спиртное она не пила) якобы решила покататься на машине. Застенников, будучи тоже в эйфорическом состоянии (но уже от испитого), ей это разрешил. Сели в «морковник»: Сумбурцева за руль справа, Застенников спереди слева, Кенгурятников сзади, и поехали кататься по ночной деревне. Проходя один из пологих поворотов влево на скорости около 80 км/час, Сумбурцева в этот поворот не вписалась, а вписалась в бетонную опору линии электропередач, стоявшую за обочиной справа по ходу движения. После удара все выползли из автомобиля, а Сумбурцева не смогла — повредилась сильно. Застенников сразу позвонил в «скорую», а затем и в райотдел. Пострадавшую увезли в больничку, на место происшествия прибыло руководство районного ОВД, а затем уже сотрудники ИЛС с целью учинить первоначальные разборки.

Опер Застенников давал пояснения, соответствующие изложенными выше обстоятельствам: мол, пустил Сумбурцеву за руль, так как она была трезвая и у нее были водительские права. Однако на вопрос сотрудника инспекции о том, была ли Сумбурцева вписана в полис ОСАГО, ответил, что нет, не была. Этот его ответ был отражен в объяснении. Сумбурцеву тоже опросили позже в больнице, она подтвердила, что в момент ДТП сама была за рулем автомобиля, не справилась с управлением, в связи с чем претензий по поводу полученной ею в ДТП травмы ни к кому не имеет.

Сотрудники ИЛС, собрав весь материал, убыли в областной центр, где в первый же рабочий день доложили о результатах руководству УРЛС (то бишь управления кадров). Начальник УРЛС сказал, что ему ясно одно: опер Застенников сто пудов гарантии был за рулем сам, но решил отмазаться таким нехитрым способом, переведя стрелы на свою любовницу Сумбурцеву, которая, понятное дело, подтвердит для него всё, что нужно. То есть этот Застенников вводит в заблуждение должностных лиц, проводящих служебную проверку, поступая словно кастрированный самец домашней лошади темносизой масти. И за это Застенникова необходимо изгнать из стройных рядов органов внутренних дел путем увольнения за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции.

Уяснив поставленную задачу, сотрудники ИЛС принялись морщить самим себе и друг другу мозг с целью найти законный способ увольнения Застенникова. В итоге они представили на утверждение проект приказа, согласно которому проступок Застенникова выражался в том, что он, будучи сотрудником милиции, доверил управление транспортным средством лицу, не вписанному в полис ОСАГО. С этим проектом начальник УРЛС пошел к начальнику УВД, объяснил ему ситуацию, и тот «махнул шашкой», то есть приказ об увольнении Застенникова подписал.

Прошло два месяца, и вдруг из суда поступила копия искового заявления от Застенникова к УВД об отмене незаконного приказа об увольнении, восстановлении на службе и выплате денежного довольствия за время вынужденного прогула. В обоснование своих исковых требований Застенников указал, что на самом деле Сумбурцева была вписана в полис ОСАГО на его «Марка», просто во время дачи объяснений сотрудникам ИЛС он был еще пьян, сильно волновался, и от этого неверно ответил на соответствующий вопрос. К исковому была приложена копия страхового полиса, в котором действительно помимо самого Застенникова значилась и вторая фамилия — Сумбурцева. Причем ДТП было в ночь с пятницы на субботу, а полис выдан якобы в среду этой же недели.

В ходе последовавших судебных заседаний представители УВД доводы Застенникова опровергнуть не смогли, поэтому его иск был удовлетворен: Застенников был восстановлен на службе и ему была выплачена зарплата за то время, пока он не работал.

Последовали большие разборки в маленьком аппарате УВД, в ходе которых выяснилось, что истребовать у Застенникова сразу после ДТП полис ОСАГО и откопировать его никто из сотрудников ИЛС не догадался. Ситуация была доложена начальнику УВД, который снова «махнул шашкой» и озвучил подразделению собственной безопасности задачу в прямой постановке: найти доказательства того, что Застенников — не самый хороший человек, и что он незаконно восстановился на службе, введя в заблуждение суд.

Начали мы работать с того, что получив соответствующее судебное решение, истребовали детализацию звонков Застенникова в ночь ДТП, то есть с пятницы на субботу. Выяснилось, что в 4 часа 25 минут он звонил своему брату, говорил с ним 12 минут. Через двадцать с чем-то минут брат перезвонил Застенникову, причем разговор уже был короткий — минуты три. В 9 часов 30 минут Застенников позвонил некой женщине по фамилии Простофиленко, говорил с ней менее минуты. Затем, опять же через судебное решение, изучили детализацию звонков брата Застенникова. Оказалось, что он звонил Простофиленко в 4 часа 40 минут, говорил с ней минут десять, и уже потом перезвонил своему брату-оперу.

Установили, что Простофиленко живет в том же райцентре, и является начальницей местного филиала одной из известных страховых компаний. Дальше было проведено гласное оперативно-розыскное мероприятие «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», в данном случае — филиала, в котором командовала Простофиленко, причем с участием представителей службы безопасности страховой компании. Там нашли журнал выдачи полисов ОСАГО, и установили, что тот полис, который предъявил в суд Застенников, и который был выдан якобы в среду, по номеру значится после тех, которые выдавались в пятницу. Причем тот самый злополучный полис выдавал не кто-то, а сама Простофиленко.

После этого стали вместе с безопасниками страховой компании распедаливать Простофиленко, рисуя ей в красках увольнение и привлечение к уголовной ответственности за подделку документов. В обмен на признательные показания ей обещали прекращение уголовного дела за деятельным раскаянием и продолжение работы в занимаемой должности. Она размышляла несколько дней, но в итоге согласилась на наши условия и рассказала, что действительно очень рано утром в субботу ей позвонил её хороший знакомый — брат Застенникова, и попросил о небольшой услуге — выдать полис задним числом. Она согласилась помочь и сказала, что будет в офисе около полдесятого утра, несмотря на выходной. Приехав в офис, ей позвонил сам Застенников, она сообщила, что уже на месте, после чего он принес ей документы и она оформила ему полис средой, а не субботой, вписав в него какую-то женщину.

Несмотря на то, что брат Застенникова «ушел на 51-ую» (то есть от дачи показаний отказался), по собранным материалам в отношении Застенникова следственным комитетом было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 303 УК РФ — фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле.

В отношении Застенникова уже не инспекцией по личному составу, а подразделением собственной безопасности была проведена новая служебная проверка, и он снова был представлен к увольнению из органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции. Этот приказ Застенников тоже обжаловал в судебном порядке, но на этот раз суд ему в иске отказал — доказа против него хватало с избытком.

Но параллельно мы продолжали работать по факту ДТП, и тут имел место очень необычный случай. Дело в том, что обычно к такому мероприятию, как поквартирный (подворный) обход принято относится скептически, то есть трудозатраты на него требуются значительные, а вот результат совершенно не гарантирован. Точнее, в 99% случаев результат выходит нулевой — никто ничего не видел, не слышал, не помнит и все в таком духе. Вот и на этот раз, когда мы решили спустя почти три месяца после ДТП провести подворный обход, наши сотрудники стали говорить, что всё это бесполезная трата времени и сил. Но после профилактического обамбучивания безоговорочно приняли доводы руководства подразделения и поехали в тот райцентр делать подворный обход.

Что характерно, на чудо никто не надеялся, но оно все равно нас настигло. Первый же дом, в который зашли наши ребята, располагался прямо около того столба, в который прилетел «морковник». Жила в том доме женщина среднебабушкинского возраста, то есть уже за шестьдесят, но еще не семьдесят. То есть в полном здравии и при памяти. Она рассказала, что в ночь ДТП проснулась от звука громкого удара, ей даже показалось, что упал бетонный столб. Наскоро одевшись, она вышла в ограду и через штакетник увидела, что столб опоясывает передняя часть большого легкового автомобиля. Из правой передней двери вылез парень ростом поменьше, а из правой задней — подлиннее. Они пытались кого-то достать с левого переднего сиденья, сначала у них ничего не получалось, Но потом им удалось вытащить чье-то тело и положить на асфальт слева от машины. Затем они стали звонить куда-то по сотовым телефонам. Буквально через несколько минут подъехала автомашина милиции, а почти сразу за ней - «скорая». Увидев, что все под контролем, бабуля со спокойный сердцем пошла спать. После ДТП к ней с расспросами никто не приходил.

Таким образом выходило, что ключевой свидетель все это время был прямо у всех под носом, а спросить его о самом важном никто не догадался. Показания бабули давали основания к предъявлению Застенникову (а ростом поменьше был именно он) обвинения в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ - нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Хотя на самом деле нюансов было много, и далеко не все они были отработаны. К примеру, назначенная следователем дополнительная судебно-медицинская экспертиза не смогла ответить на вопрос: на правом или на левом переднем сиденье автомобиля находилась Сумбурцева в момент столкновения со столбом. Не в последнюю очередь это произошло потому, что ушлый Застенников чуть ли не на следующий день после ДТП снял автомобиль с учета по причине утилизации и сдал его в чермет. Таким образом, провести автотехническую экспертизу по этому делу тоже не представилось возможным. Сумбурцева стояла на своих первых пояснениях и утверждала, что за рулем была она, а не Застенников. Тем более, что к тому моменту бывший опер Застенников уже официально развелся с женой и в открытую жил с Сумбурцевой. Кенгурятников вообще с самого начала от дачи показаний отказывался, ссылаясь на 51-ую статью Конституции и как бы давая понять, что он тоже может быть в числе тех, кто управлял автомобилем в момент ДТП.

Тем не менее, следственный комитет посчитал, что имеющейся доказательственной базы достаточно, и уголовное дело по обвинению Застенникова было направлено в суд. Как ни странно, но после целой серии судебных заседаний он был признан виновным и осужден. Правда, не к реальному лишению свободы, а к условному. Вроде бы, еще и к крупному штрафу, но точно уже не помню.

Так что поговорка, которая гласит, что посеявший ветер пожнет бурю, оказывается имеет под собой вполне реальное отражение в обычной жизни.

Про загрузившегося

Очередная правдивая история будет посвящена самому обычному, можно сказать рутинному случаю из практики подразделений собственной безопасности органов внутренних дел. В ней не будет ничего сенсационного, скорее – так, просто жизненная зарисовка.

Дело было в середине 2000-х годов, причем летом. К нам в ОСБ пришел заявитель, молодой парень что-то около двадцати трех лет от роду, который сообщил, что сотрудники милиции вымогают у него деньги. Про обстоятельства он поведал вот что:

Паренек этот (назовем его Денис) работал таксистом на своей старенькой автомашине ВАЗ-2106. Где за месяц до того, как придти к нам, он днем ехал куда-то на заявку (или по заявке, не суть важно), причем торопился. В процессе торопления он проезжал через железнодорожный переезд без шлагбаума, оборудованный только семафором. Семафор уже горел красным, и перед переездом скопилась небольшая очередь. Но поезда еще не было, и Денис лихо махнул по встречке, объехал пробку, миновал железнодорожные пути и выехал за переезд. Но там его уже ждали – в пробке на другом конце переезда стоял автомобиль ДПС, из которого при виде вылетающего через переезд Дениса выскочил инспектор и махнул полосатой палочкой. Денис остановился, его усадили в служебный автомобиль, где инспекторы стали составлять протокол об административном правонарушении. Денис знал, что за такой косяк ему светит лишение прав, а поскольку он был таксистом, то в таком случае его жизнь существенно усложнялась. Он начал уговаривать инспекторов не составлять протокол, умолял, и даже пытался пустить слезу. На это один из инспекторов сказал, что если у Дениса есть знакомые гаишники, то можно позвонить им, а там будет видно.

Мы уже сталкивались с такой моделью поведения. Дело в том, что как раз в тот период времени подразделения собственной безопасности активно практиковали такой метод выявления ДПС-ников-взяточников, как «Ловушка». Это когда на дорогу запускается гражданский автомобиль с полностью «заряженным» водителем, который при виде инспекторов ДПС допускает какое-нибудь нарушение ПДД (как правило, незначительное). Если инспектора его тормозят и начинают вымораживать взятку, то такой гражданин без проблем давал им деньги (которые, конечно, тоже были «заряженные»). Ну и после этого все, как обычно: «Стоять-бояться-руки из карманов-это ОСБ!», и далее по процедуре.

Ушлые ДПС-ники в нашем городе эту фишку давно прочухали, окончательно выключили совесть, но включили смекалку, и пришли к такому способу действий: если нарушитель хочет «зарешать» вопрос на месте, то ему предлагалось позвонить знакомому гаишнику (если такой имеется). Поскольку город у нас относительно небольшой, то знакомые гаишники были если не у всех, то у значительного числа нарушителей (особенно у тех, кто мог «выкупить» права реальными деньгами). После этого знакомый гаишник просил передать трубку ДПС-никам, которым говорил: «Пацаны, это Васькин со второй роты, с кем говорю?». ДПС-ник называл свою фамилию и спрашивал: «Что, хороший человек?». Знакомый гаишник говорил: «Да, очень хороший, моего шурина племянник двоюродный по первой жене, сколько?». ДПС-ник озвучивал: «Ну, раз хороший, тогда десять (тут в зависимости от нарушения)». После этого нарушитель отпускался, но потом отдавал необходимую сумму знакомому гаишнику, который уже передавал её непосредственно выявившему нарушение ДПС-нику.

Некоторые подумают: какая сложная схема для гаишников, они же тупые, только прямо в руки деньги брать и могут. Не знаю, не знаю… Схема вполне рабочая, и позволяет подстраховаться от некоторых мелких неприятностей, вроде задержания с поличным сотрудниками УСБ при получении взятки. К тому же она действовала только при серьезных нарушениях, за которые были предусмотрены недетские санкции, и когда можно было объявить нормальную сумму, а не 200 рублей, как «за ремень».

В общем, Денису такую схему и предложили. Он немного подумал и вспомнил, что не так давно гулял на свадьбе у брата, где познакомился с одним гаишником по фамилии Жмакин, с которым вместе пили водку и который дал свою визитку со словами: «Хороший ты пацан, веселый, вот тебе мой номер, звони, если что». Денис нашел визитку, позвонил Жмакину, напомнил о себе и сказал, что у него проблема. Жмакин попросил передать трубку ДПС-нику, о чем-то с ним быстро по телефону переговорил, после чего ДПС-ник отдал телефон Денису. Но сразу он его не отпустил, дописал начатый протокол, в котором указал, что Денис ехал не пристегнутый ремнем безопасности, за что вынес ему предупреждение.

Уехав с того места, Денис перезвонил Жмакину, чтобы сказать ему спасибо, но тот ответил, что «спасибо» будет много, а вот три тысячи рублей – в самый раз. При тогдашнем масштабе цен это были не самые маленькие деньги (как сейчас тысяч пятнадцать, наверное). Денис сказал, что у него прямо сейчас таких денег нет, но Жмакин щедро дал ему две недели сроку. На том и договорились.

Но за две недели Денис нужную сумму набрать не смог, так как у него ломалась его «шестерка», и он был вынужден вкладывать всё в ремонт. После этого ему несколько раз звонил Жмакин и сначала мягко, а потом более жестко задавал один вопрос: «Где бабло?». Денис «мазался», говорил, что сейчас с баблом «напряженка» и просил еще отсрочки. В итоге денег он так и не собрал, в связи с чем и пришел в ОСБ с заявлением.

Затем под нашим контролем Денис позвонил Жмакину и выдал ему разработанную легенду о том, что буквально через день-два у него будет три тысячи рублей, которые он готов отдать для передачи ДПС-никам. Жмакин матерился, говорил, что ему самому эти деньги не нужны, а Денис подставляет его перед пацанами с первой роты, но согласился подождать еще один день.

На следующий день все прошло, как обычно. Опять же под нашим контролем Денис позвонил Жмакину и спросил, куда можно подъехать с деньгами. Жмакин «забил стрелу» в обеденное время у небольшого магазинчика, расположенного в частном секторе. В назначенное время Денис приехал к магазинчику на свой «шохе», подождал буквально пять минут, и затем на служебной машине и в форме туда прибыл Жмакин (с обеда ехал, видимо). Встретились, переговорили на улице несколько минут. Денис извинился за задержку и отдал деньги, а Жмакин еще раз повторил, что парни с первой роты его уже одолели, что ему «неудобняк» перед ними, и чтобы Денис больше так не делал, то есть вообще к гаишникам с такими проблемами не обращался, если денег нет. Весь разговор фиксировался негласной аудиозаписью. Затем они попрощались, Денис уехал как был по своим делам (на самом деле в нашу контору), а Жмакин остался с нами, у своей служебной машины, переписывать номера меченых купюр из своего кармана.

Потом мы долго и упорно кололи Жмакина, рисовали ему всякие радужные перспективы на тот случай, если он даст показания о тех ДПС-никах, которым предназначались деньги. Уже приехал следователь прокуратуры (в то время следственного комитета еще не было), который по материалам оперативно-розыскной деятельности тут же возбудил уголовное дело, и тоже присоединился к нам, обещая Жмакину всяческую «скащуху» при сотрудничестве. Потом приехал адвокат, который тоже спрашивал Жмакина, не лучше ли будет «вломить» тех ДПС-ников, а самому отскочить. Но Жмакин упорно все отрицал, и говорил, что никаких ДПС-ников он знать не знает, деньги он брал один.

Кстати, уголовное дело в отношении Жмакина было возбуждено по признакам такого преступления, как мошенничество, поскольку выходило, что он взял те деньги совсем не в связи с исполнением своих служебных обязанностей.

В итоге расследования доказательства на совершение Жмакиным мошенничества набрались, а вот на получение взятки ДПС-никами – нет. Сами ДПС-ники давали показания о том, что в тот день они составили на Дениса протокол «за ремень», и больше делов не знают – звонил он там кому, или не звонил. Опровергать это утверждение можно было только показаниями Дениса, поскольку сам факт звонка с его телефона на телефон Жмакина, зафиксированный оператором сотовой связи, не говорил вообще ни о чем. Точнее, скорее свидетельствовал о том, что Жмакин запросто мог совершить мошенничество – пообещать Денису «зарешать» проблему за деньги, хотя на самом деле ничего решить не мог. Понятно, что мы верили показаниям Дениса (какой смысл был ему врать, да и звучали они вполне правдоподобно), но одной нашей веры тут было явно недостаточно.

Так что уголовное дело по обвинению Жмакина в мошенничестве ушло в суд, где ему дали что-то условное. Из органов его, понятное дело, уволили по компрометирующим основаниям. Был ли ему какой-то профит от тех ДПС-ников, которых он не стал сдавать, а «загрузился в одну каску» - не знаю. Думаю, может адвоката они ему помогли оплатить, но не больше. Куда он потом делся и чем занимается сейчас, мне неизвестно.